Говорим - художник, подразумеваем - дилер, или Возвращение живописи

Пристальный взгляд поверх поблескивающих стеклами очков, вместо бороды, которой гордился бы мачо, скорее, кокетливый намек на нее и неожиданный хвостик из седых волос, собранных в тонкую резинку... И все же Росс Коутс - американец, пусть и не похож он на традиционного бизнесмена, коими полон сегодня Владивосток. Выдает манера держаться - всегда и везде непринужденно, на всякий случай улыбаясь...

11 июль 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №813 от 11 июль 2000

Пристальный взгляд поверх поблескивающих стеклами очков, вместо бороды, которой гордился бы мачо, скорее, кокетливый намек на нее и неожиданный хвостик из седых волос, собранных в тонкую резинку... И все же Росс Коутс - американец, пусть и не похож он на традиционного бизнесмена, коими полон сегодня Владивосток. Выдает манера держаться - всегда и везде непринужденно, на всякий случай улыбаясь...

Небольшая справка - родился в 1932 году в Гамильтоне, окончил Мичиганский университет, школу искусств Чикагского института и Нью-Йоркский университет, доктор искусств, профессор, выставляет свои работы с 1957 года - разумеется, вряд ли “расшифрует” причины четвертой по счету поездки Коутса во Владивосток. Так же, как и не объяснит его любви к жанру современного искусства - инсталляции. Впрочем, все по порядку.

Владивосток попал в поле зрения Вашингтонского государственного университета, где Росс возглавляет кафедру изобразительных искусств, с того самого дня, когда потерял статус закрытого города. Желание знать о современном искусстве Приморья американский профессор назвал совершенно естественным: в мире осталось так мало неизведанного! После первого же приезда сюда в 1991 году вместе с Коутсом в Америку вернулись фотографии работ приморских художников, сделанные в их мастерских. И заслужили скупое и многозначительное “good” многочисленных американских друзей. А у Росса появилось безграничное пространство для сравнений. В Америке художники - как правило, успешные бизнесмены. Ведь у каждого уважающего себя посланца бога обязательно есть дилер. Немыслимо творить и не продавать. Кому-то же все это должно быть нужно! А вот в России художники зачастую влачат... Про Владивосток и вовсе речи нет. Росс экспрессивно удивляется: “Why?” В гостинице, где он остановился, картины являются частью интерьера его номера. Американец восклицает: “Они ужасны, зато привезены откуда-то из Великобритании... Но ведь есть хорошие картины приморских художников. Почему их не покупают?”

И сам же отвечает на вопрос: нет дилера. И Коутс серьезно начинает рассуждать о том, что бог, создав художника, следующим создал дилера. Первый творит, второй помогает обществу получить эти картины, а художнику заработать на жизнь (должен же он что-то есть). Идеал профессора - золотая середина между творчеством и бизнесом. Но если вы подумаете, что в этом весь Коутс, то ошибетесь. Это всего лишь часть - практичная американская часть его души. Ведь без нее, родимой, творчества не бывает. То есть абсолютно. А иначе разве говорил бы он своим студентам: “Если ты раздумываешь, нужно ли тебе быть художником, то ответ один: конечно, нет”.

Росса, преподающего изобразительное искусство вот уже более 35 лет, спрашивают: чего нам ждать от следующего века? Нового Ренессанса? А какие картины будут востребованы? Росс отвечает: “Знай я ответ, немедленно открыл бы галерею, где поместил работы, которые все хотели бы купить. Заработал бы миллионы долларов”. И расхохотался. М-да, американский юмор... Но если серьезно, то сегодня, по мнению Росса Коутса, современное искусство имеет две тенденции. Первая - все тот же модерн-арт, компьютер и все такое прочее. Вторая - и она все явственнее прослеживается - живопись возвращается.

- Поверьте, я достаточно стар, - говорит Коутс, - я даже пережил тот период, когда твердили, что искусство в его традиционном понимании умирает. Но... Этого не произошло. И не произойдет никогда. Более того, в ХХI веке - веке гуманизма - люди будут все больше нуждаться в художниках.

Чем еще удивил нас Росс Коутс? В свой четвертый визит во Владивосток он привез инсталляцию - этот жанр визуального искусства он давно и неизменно предпочитает всем остальным. Уходящее корнями в далекое прошлое умение составлять композиции из самого различного материала сегодня обрело новый смысл. Если раньше просто не было красок, то в наше время для загнанных цивилизацией человеческих индивидуумов созерцание такой композиции, пожалуй, единственная возможность проявить собственную фантазию. “Дневник” Коутса, открывшийся на прошлой неделе в “Арке”, яркое тому свидетельство. Есть всего три страницы у дневника жизни - рождение, любовь, смерть. Ежедневный отчет о событиях принимает ложе, данное человеку при рождении. Голова, упавшая на подушку. Мысль, пульсирующая даже во сне. День. Год. Жизнь... Коутс, как умел, преподнес русскую идею (что ж, ему с берега другого океана видней) - русскому человеку достаточно просторного халата, уютной кровати. Поток сознания не прерывается. Вставание, шаг даются порой мучительно. Но уж если это произошло, дневник тогда вести просто не остается времени...