Рыбакам Приморья мешают ”голубые” траулеры

Находкинская база активного морского рыболовства попадает в тиски ограничений. Это значит, что борьба за морские сырьевые ресурсы среди региональных рыбопромышленных комплексов, вспыхнувшая несколько лет назад, получила новый виток. Камчадалы и магаданцы уже прибегли к тому, что начали силою вытеснять приморских рыбаков из традиционных районов промысла, безапелляционно доказывая, что морские запасы их территории теперь принадлежат только им.

30 июнь 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №808 от 30 июнь 2000
Находкинская база активного морского рыболовства попадает в тиски ограничений. Это значит, что борьба за морские сырьевые ресурсы среди региональных рыбопромышленных комплексов, вспыхнувшая несколько лет назад, получила новый виток. Камчадалы и магаданцы уже прибегли к тому, что начали силою вытеснять приморских рыбаков из традиционных районов промысла, безапелляционно доказывая, что морские запасы их территории теперь принадлежат только им.

Упорно отстаивая эту позицию, они стали нажимать на Приморский комитет по рыболовству. И пытаются диктовать свои условия в таких вопросах, как распределение квот на минтай и лосось. Об этом заявил на акционерном собрании ОАО “Находкинская БАМР” вице-губернатор, председатель рыбопромышленного комитета администрации края Владимир Сидоров.

- Мы обратились за помощью в правительство. Не упускает случая поднять эту проблему на уровне Госкомрыболовства и других властных структур Москвы и губернатор, - подчеркнул в своем выступлении Владимир Сидоров. - Однако позитивных результатов от наших обращений в центр пока что не видно.

А плоды обострившейся сепаратистской политики со стороны наших соседей уже, как говорится, налицо. Снижение бассейнового общедопустимого уровня добычи по двум основным для приморцев объектам промысла - минтаю и сельди - продолжается уже третий год. Вот данные. За минувший год рыбаки Приморья выловили 1 млн. 214 тысяч тонн рыбы и нерыбных объектов, что составило 87,3 процента к уровню 1998 года. Другими словами, на 1999-й нам было выделено на 340 тысяч тонн лимитов меньше, нежели в предыдущем году. Поэтому прошлый год был для приморского рыбопромышленного комплекса очень тяжелым. В нынешнем Приморский край получил минтая всего 56,8 процента, сельди - 64,6 процента к уровню фактической добычи трехлетней давности. Причины столь значительного урезания квот рыбакам-дальневосточникам Госкомрыболовства России объясняет сильным оскудением сырьевой базы.

Эта нерадостная тенденция с истощением запасов обозначилась не сразу, а несколько лет назад. Но вместо того чтобы установить жесткий контроль за добычей и поторопиться принять закон о регистрации флота, правительство России, наоборот, дало зеленый свет иностранцам. В наши территориальные воды ринулся мощный высвободившийся флот крупных судовладельцев западных бассейнов. К примеру, не первый год в экономической зоне России тралят четыре иностранных супертраулера типа “Моонзунд”, способные перерабатывать в сутки до 1,5 тысячи тонн.

По линии межправительственного соглашения под гарантии Парижского клуба банкиров рыбачат и 14 так называемых голубых супертраулеров испанской постройки. Только в холдинговой компании “ДМП” имеется девять таких крупнотоннажных судов. Изначально они строились для работы за пределами экономической зоны России, но по некоторым причинам эти условия не выдерживаются. И “голубые” стали для нас тяжелым бременем. Потому что все эти годы они занимаются промыслом в счет квот приморских рыбаков. И это при катастрофической нехватке лимитов. Более того, по некоторым данным, на этих судах выпуск икры минтая доходит до 8 проц., хотя норма сбора при обычном режиме промысла - три - максимум четыре процента. О чем это говорит? А прежде всего о том, что иностранцы работают в основном ради дорогостоящей икры. Откуда же и за счет чего будут пополняться морские запасы?

Но вопрос, оказывается, не только в этом. Если бы лимиты распределялись между регионами пропорционально количеству судов, еще бы терпимо было. Однако Госкомрыболовства в этом плане сильно обижает приморцев в отличие, скажем, от магаданцев и камчадалов. Ссылаясь на закон “Об исключительной экономической зоне и континентальном шельфе”, они пролоббировали себе особое право в пользовании морскими сырьевыми ресурсами.

И Госкомрыболовства вместо того чтобы навести порядок в бесконтрольном расхищении морских ресурсов России вдруг решило пойти по пути наименьшего сопротивления - урезания квот одним и увеличения другим.

Где же выход? Сегодня, можно сказать, остается пока одно: до тех пор, пока будет длиться эта негласная борьба за территориальную независимость, в отношениях с камчадалами и магаданцами потепления не наступит. Единственное, что может спасти на этот момент рыбаков Приморского РПК от развала и банкротства, - это упор на нетрадиционные и неквотируемые объекты промысла. Например, кальмар, лемонему, ставриду, скумбрию, навагу, камбалу, палтус. Можно еще заняться развитием марикультуры. И руководство ОАО “Находкинская БАМР” уже ступило на этот путь.