Каждому - по дозе

Президентом утверждена федеральная целевая правительственная программа “Ядерная и радиационная безопасность России” на 2000-2006 годы.

20 июнь 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №802 от 20 июнь 2000

Природа может быть такой же беспощадной по отношению к человеку, как и техногенные радионуклиды

Президентом утверждена федеральная целевая правительственная программа “Ядерная и радиационная безопасность России” на 2000-2006 годы.

Досрочно отменяется предыдущая госпрограмма, изменилась стратегия обеспечения радиационной защиты населения. Если в старом документе речь шла о наведении порядка только по обращению с радиоактивными отходами и отработавшими ядерными материалами, то теперь на повестку дня выносятся и меры по снижению социального риска от излучения, вызываемого природными радионуклидами.

Ставится цель комплексного решения проблемы, которая возводится в ранг национальной безопасности.

Подготовленный было не так давно краевым центром госсанэпиднадзора проект программы по защите от радиации жителей края тоже требует пересмотра и доработки

Радиационная безопасность - это состояние защищенности настоящего и будущего поколения людей от вредного для их здоровья воздействия ионизирующего излучения. Когда никаких ЧП нет, создается иллюзия такой защищенности, ведь коварная радиация не подает “признаков жизни” ежечасно и ежедневно. Общественное спокойствие взрывается только по конкретному поводу, связанному с какими-то вопиющими фактами. Когда, к примеру, всплывает, что керосиновые светильники из Китая, призванные скрасить наши вечера в темноте без электричества, здорово фонят. Или когда вдруг вновь заговорят о хранении и переработке жидких радиоактивных отходов.

Но если заглянуть хотя бы в один акт обследования специалистами радиоэкологической обстановки той или иной территории края, то начинаешь понимать, что по большому счету мы просто не знаем, в каких условиях живем.

“Вынос реками Артемовкой, Шкотовкой, Суходолом и Петровкой почвы, смываемой атмосферными осадками, создает в верховье Уссурийского залива в донных отложениях повышенное содержание цезия-137 по сравнению с открытыми районами залива Петра Великого, - читаю в одном из таких документов. - Данная закономерность характерна для всех внутренних заливов - Амурского, Уссурийского и Находка. Это явление определяется особенностями пространственного переноса продуктов глобальных выпадений в морской среде на юге Приморского края”.

Или вот еще цитата: “В обследованных районах содержание природных радионуклидов в почве, песке и горных породах находится в широких пределах. Наибольшие фоновые значения регистрируются на проезжих частях дорог, в местах отсыпки гравия, расположения бетонных конструкций, золоотвалов, а также выхода отдельных видов горных пород”. Эти факты должны вызывать нашу озабоченность или нет?

Парадокс в том, что как раз с техногенными радионуклидами все более-менее понятно.

Но облучение, обусловленное “естественными” нашими соседями - радоном, продуктами его распада, поражающими ткань легких, другими долгоживущими природными радионуклидами, также разрушительно для здоровья. Воздействию таких источников подвергается большая часть населения, в Приморье -73,4 процента. Эта цифра приведена в радиационно-гигиеническом паспорте края, который начиная с прошлого года теперь должен составляться ежегодно. Но дело, конечно, не только в констатации фактов, а в том, чтобы обеспечить не мнимую, а реальную радиационную безопасность жителей Приморья.

Аспектов у проблемы немало. Выбор земельных участков для строительства, проектирование зданий и их эксплуатация, использование строительных материалов - все это должно осуществляться с учетом уровня выделения радона и уровнем гамма-излучения природных радионуклидов.

- Когда отводятся земельные участки для строительства, учитывается уровень выделения радона из почвы и уровень гамма-излучения на будущей стройплощадке? - поинтересовалась я у заведующей отделением радиационной гигиены краевого центра госсанэпиднадзора Елены Русановской. Елена Викторовна не стала кривить душой:

- Такую гарантию (процентов на 99) можно дать только по городу Владивостоку. Что касается районов края, то оснащенность местных служб санэпиднадзора не дает нам морального права требовать от них безукоризненного выполнения закона. Но все-таки эта работа постепенно входит в практику.

Приниматься в эксплуатацию новостройки должны опять-таки после определения уровня содержания радона в воздухе помещений и гамма-излучения природных радионуклидов. И тут постоянно приходится убеждаться, каким коварством обладают многие импортные строительные материалы. С 1996 по 1999 год в лаборатории центра госсанэпиднадзора края было исследовано 1411 проб. Ни разу претензий не было к строительным материалам местного производства. Что же касается результатов радиологических исследований импорта, то примеров предостаточно, когда их ввоз на территорию края был запрещен. В 1998 году вскрылись факты реализации гипсокартона и кафельной плитки производства Южной Кореи с повышенным содержанием радия-226. В торговую сеть эти материалы попадали без сертификата соответствия и гигиенического заключения, или эти документы подделывались. Очень сложно изъять фонящие стройматериалы из построенного уже здания, особенно из его несущих конструкций. Выход может быть только в ужесточении санитарного надзора по предупреждению появления как жилых, так и производственных помещений, не отвечающих нормам радиационной безопасности. Этим было продиктовано принятие постановлений главного государственного санитарного врача края, запрещающих ввоз в Приморье строительных материалов 2-го и 3-го класса.

Наибольшую дозу облучения мы получаем как раз тогда, когда находимся дома или на работе. Как вы думаете, насколько выше допускается гамма-фон в здании по сравнению с улицей? Оказывается, согласно нормам радиационной безопасности, принятым в прошлом году, - на 20 микрорентген в час (прежде увеличение над естественным фоном допускалось до 30 микрорентген в час). То есть если на свежем воздухе во Владивостоке в среднем гамма-фон составляет 11 микрорентген в час, то ничего страшного, если в квартире этот показатель будет доходить до 32. Только вот можно ли быть уверенным, что без ущерба для здоровья? Даже среди медиков, специально изучающих эту проблему, нет единого мнения насчет воздействия на человека малых доз радиации. Говорят о негативных последствиях во втором, третьем и даже четвертом поколениях.

Открытием для меня стало то, что санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами Минздрава России “допустимое значение эффективной дозы, обусловленное суммарным воздействием природных источников излучения, для населения не устанавливается”. То есть ничего страшного, что в Дальнегорске гамма-фон доходит до 26 микрорентген в час. В мире есть и вовсе удивительные примеры, когда люди живут при 300 микрорентгенах, и никакого дискомфорта при этом не испытывают. Но все-таки как-то тревожно на душе. Очень уж мало изучена пока степень влияния на нашу среду обитания источников ионизирующего излучения. Да и предельно допустимые нормы с каждым годом меняются.

Задачи, которые определяются в госпрограмме как первоочередные, возвращают к главному - необходимости разработки нормативно-методической базы проведения эколого-гигиенических обследований. Это касается территорий, объектов и групп риска населения, подверженных повышенным уровням облучения природными радионуклидами. Краю тоже нужна именно комплексная программа по организации ядерной и радиационной безопасности населения. Этими вопросами занимаются многие службы, но чаще всего они замыкаются в ведомственных рамках, никто не сводит эти исследования воедино. И получается, что у военных, медиков, экологов, геологов, работников оборонной промышленности, санитарных служб - у каждого своя правда. Никто однозначно и правдиво не может сказать, каким образом экологические дисбалансы влияют на рост числа заболеваний, в том числе - онкологических.