У рубильника “Дальэнерго”

На самом деле никакого рубильника здесь нет. Есть лишь огромный зал с кондиционированным воздухом, тишина которого нарушается только незаметным гудением электронно-вычислительной техники и негромкими переговорами людей. Это святое для каждого энергетика место: центральный диспетчерский пункт энергосистемы. Именно отсюда поступают команды на отключение потребителей от света. Здесь корреспонденты “В” однажды вечером и наблюдали за этим неприятным для всех процессом.

18 февр. 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №79 от 18 февр. 1997

На самом деле никакого рубильника здесь нет. Есть лишь огромный зал с кондиционированным воздухом, тишина которого нарушается только незаметным гудением электронно-вычислительной техники и негромкими переговорами людей. Это святое для каждого энергетика место: центральный диспетчерский пункт энергосистемы. Именно отсюда поступают команды на отключение потребителей от света. Здесь корреспонденты “В” однажды вечером и наблюдали за этим неприятным для всех процессом.

Нужны ли электростанциям паровозы?

Для начала немного теории. Главным показателем качества работы для энергетиков является частота переменного тока. В наших розетках и во всей энергосистеме она должна быть равна 50 герцам. ГОСТом, который регулирует качество любого продукта, в том числе и электричества, допускаются снижения частоты до 49,8 герца. Раньше, когда 4 приморские электростанции с избытком снабжали край электричеством и даже продавали его соседям, энергетки всегда выдерживали эту частоту, пока не настали тяжелые времена и не начались перебои с топливом.

- Практически все энергоблоки у нас работают на половинную мощность, - говорит начальник диспетчерской службы “Дальэнерго” Владимир Пацев, указывая на компьютерный экран с параметрами энергосистемы.

Вот посмотрите, блоки на 200 мегаватт на Приморской ГРЭС дают от силы 130 - 150 мегаватт. То же самое и на других станциях. Сегодня потребителей пришлось отключать даже днем.

- Почему, - спрашиваю, - пришлось?

- Потому что энергосистема - очень тонкая вещь и требует постоянного равновесия. Если потребление энергии растет, а выработка остается на прежнем уровне, то начинает падать частота тока. Чем меньше частота, тем темнее становится в квартирах, начинают выходить из строя электроприборы. А на самих электростанциях тем временем медленнее работают насосы, медленнее подается уголь, и энергии вырабатывается еще меньше. Этот процесс называется “лавина частоты”, и если он начался, то его не остановить. В конечном счете станция обесточивается, котлы гаснут, и для того, чтобы их опять запустить, требуется подгонять паровоз.

В 17 часов, когда мы вошли в центральную диспетчерскую “Дальэнерго”, обстановка там была вполне спокойная. Частота на табло составляла 49,8 герца, и 2 дежурных диспетчера лишь изредка посматривали на мониторы компьютеров, следя за порядком.

- Сейчас потребление и производство в норме, - говорит Владимир Пацев. Самая большая нервотрепка будет после 18 часов, когда начнется вечерний пик потребления.

- А если частота падает мгновенно, например упала опора ЛЭП?

- На этот случай у нас есть аварийная автоматика, которая мгновенно отключит потребителей, если, скажем, случится авария на высоковольтной линии и диспетчер не успеет среагировать. То же самое случится и во время пиковых нагрузок, если диспетчер не даст команды на отключения. Но автоматике все равно, кого отключать. Она может обесточить больницу, где идет операция, или детский дом. Поэтому мы отключаем заранее только там, где это не приведет к значительному ущербу и, не дай бог, к смертельному исходу.

Отключения “вслепую”

- Почему же свет отключают у одних и тех же?

- В принципе это положение можно было бы смягчить, если бы мэрия Владивостока согласовала с нами график отключений. Такой график составляется и составлялся всегда на каждый год. Мы ведь контролируем подачу электроэнергии только до собственной подстанции, а куда она идет дальше - не знаем. Это хозяйство муниципального предприятия электрических сетей. Допустим, на подстанции мы можем отключить 20 фидеров, а электросети нам разрешают только 4, потому что на остальных “висят” больницы, бойлерные и прочие объекты жизнеобеспечения. Но на 1997 год мэрия согласовывать график отказалась, хотя я 3 раза предлагал это сделать. Мне заявили: мэр постановил, что отключений не будет, значит, никакой график подписывать не имеет смысла. А если авария? Надо ведь к ней подготовиться, чтобы не отключать что попало. Автоматика ведь разбираться не будет... Поэтому сегодня мы работаем по прошлогоднему графику и отключаем практически “вслепую” одних и тех же.

- Можно ли соблюсти временные рамки отключений так, чтобы каждый потребитель знал, когда у него не будет света?

- Мы стараемся делать именно так. Если вы помните, в вашей газете летом прошлого года были опубликованы списки домов, из которых сформированы 5 групп потребителей, и временной интервал, в который эти дома отключают. Вот как раз эта работа и была проведена муниципальными электросетями, которые точно знают, к какому кабелю подключен тот или иной дом. Мы не можем сегодня выдерживать этот график полностью. Слишком резко порой меняется ситуация в электросистеме. Но мы стараемся придерживаться его. Так что знайте: если ваш дом внесен в первую группу потребителей, то вас отключат в первую очередь, но зато первыми и включат, когда ситуация нормализуется. Хотя при аварийных ситуациях бывает, что одновременно отключаются все 5 групп. Вот, кстати, начинается...

На часах 18.22. Приборы показывают резкое падение частоты. Диспетчер Станислав Колесников, щелкая тумблером на пульте связи, произносит в трубку: “Южные сети”, начинаем отключение по первой очереди”. Другой диспетчер Борис Полушин, отвечающий за работу электростанций, просит энергетиков держать максимально возможную нагрузку.

- Что вы раньше делали в подобных случаях? - спрашиваю я его.

- Раньше, когда не было проблем с топливом и ремонтом оборудования, на станциях всегда держали так называемый “горячий резерв” - агрегаты, которые можно было загрузить в любой момент. Сейчас же у нас другой “резерв” - это потребители, которых мы еще можем отключить без ущерба для жизнедеятельности края. Сейчас этот резерв практически выбран. Отключать больше некого, но и частота более-менее нормальная.

Проходит несколько минут. В 19.55 в ЦДС раздается звонок дежурного диспетчера мэрии города Владивостока, который осведомляется о причинах отключений. Владимир Пацев поясняет ему, что причина та же, что и прежде: на станциях нет топлива. Потом оба долго сетуют на то, что нет былого взаимодействия между мэрией и “Дальэнерго”...

Когда авария - норма

Время вечернего пика подходит к концу, но случается непредвиденное: в 19.20 Борис Полушин внезапно обратил внимание всех присутствующих, в том числе и заместителя главного инженера “Дальэнерго” Станислава Руры на резкое падение объемов выработки электроэнергии одним из энергоблоков Приморской ГРЭС. Цифра, которая постоянно колебалась около 150 мегаватт, скатилась ниже 100. Показатель частоты упал до 49,61 герца. Срочно связавшись с главным инженером Приморской ГРЭС Виталием Мазуром, Борис Полушин выяснил, что снижение нагрузки произошло из-за низкого качества угля, поставленного с Лучегорского угольного разреза. Лучегорцы пообещали добавить в котлы “последние крохи” качественного харанорского угля и “подсветить” его мазутом, который на “Приморке” сегодня на вес золота. Тем временем частота составляла уже 49,61 герца вместо положенных 50. Сложилась критическая ситуация. В 19.26 диспетчер объединенной энергосистемы “Восток” из Хабаровска потребовал от диспетчеров “Дальэнерго” начать аварийные отключения.

- Это наш последний резерв, - сказал мне Владимир Пацев. - Сейчас мы отключаем даже бойлерные и насосные станции. Поддерживая баланс в энергосистеме, диспетчер “Востокэнерго” вынужден давать по двум высоковольтным линиям, соединяющим нас с “Хабаровскэнерго”, 350 мегаватт вместо максимально допущенных по инструкции 300. При такой нагрузке линия через Амур может разрушиться. Лучше сейчас ненадолго потерять 50 мегаватт, чем на длительное время оставить потребителей без 300 мегаватт.

В это время Станислав Колесников, быстро прикинув какие-то цифры на калькуляторе, уже говорил в трубку, кому и сколько мегаватт нужно отключить.

- Почему же вы так долго держали такую низкую частоту, если это чревато такими тяжелыми последствиями?

- Да просто потому, что не хотелось отключать. Для того, чтобы повысить частоту на одну десятую герца, нужно отключит 20 мегават. Это все равно, что обесточить такой город, как Партизанск со всеми его шахтами и предприятиями.

В 19.40 энергоблок на Приморской ГРЭС начал вновь набирать максимальную нагрузку. Частота достигла цифры 50 и продолжала подниматься дальше.

- Пора включать, - сказал Станислав Колесников.

- Давай сначала север и центральные районы, а то замерзнут ведь... - ответил ему Полушин.

...Микроавтобус развозил смену диспетчеров по полутемному Владивостоку.

- Не помните, 3-ю очередь успели включить? - поинтересовался у коллег Владимир Пацев. - А то дома хочется ведь и чаю попить...

- Куда там, на “Приморке” опять котел гаснет, - ответил ему один из диспетчеров.

В этот вечер света у меня дома не было до половины первого ночи...