Дикий родич кота Матроскина

Как-то, возвращаясь с работы, я услышала от попутчицы совсем не забавную историю о паре диких котов, которые обитали у хутора Северного.

18 май 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №785 от 18 май 2000
Как-то, возвращаясь с работы, я услышала от попутчицы совсем не забавную историю о паре диких котов, которые обитали у хутора Северного.

Коты что-то утащили у хуторян и, видимо, не впервой. Жители осерчали и сговорились извести вредителей. В выходной собрались охотники, по всем правилам обложили воришек, выследили... и застрелили. Избавились. Рассказчица, женщина эмоциональная, отзывалась об инициаторах облавы, не выбирая выражений и с большим чувством: “Убить животных, занесенных в Красную книгу! У них же в марте пора свадеб - самочка наверняка котная была. Да у таких охотников в голове меньше, чем у того кота!”

Как эта семейка краснокнижных животных оказалась в окрестностях Новомихайловки, сказать трудно. Последняя статистика, которую удалось разыскать, относится к 1973 году. Данных по нашему району вообще нет, наверное, потому, что дикие коты у нас большая редкость. А в Анучинском районе и в окрестностях Арсеньева амурских лесных котов - так правильно они называются - было всего по три десятка, и при этом отмечалась тенденция к сокращению их численности.

С тех пор прошло чуть ли не 20 лет - не самых лучших как для человека, так и для этих зверушек из отряда хищников семейства кошачьих.

Из специальной литературы удалось выяснить, что лесной кот не приспособлен к жизни в многоснежных районах. Ему трудно в сугробах добывать себе основную свою пищу - мышевидных грызунов. Именно по этой причине наш район не очень-то подходит диким кискам для жительства. И обильная на снега нынешняя зима, особенно ее конец с нескончаемыми снегопадами, как раз и объясняет, почему кошачья чета стала совершать набеги на кладовки жителей хутора Северного - от голода.

А народ сейчас терпеть чьи бы то ни было посягательства на собственность не способен. Довели его: урожай с огородов тащат, домашнюю живность из сараев - тоже. Металлическую хозяйственную утварь теперь и заводить не стоит - все равно унесут. Поэтому не удивляет, что кто-то из пострадавших обозлился и оказался скор на расправу. Бомжам, промышляющим на огородах и дачах, пощады нет. Что уж говорить о лесных воришках, по меркам охотников, вообще никчемных тварях.

Но лесной амурский кот - полноправный представитель нашей фауны, и в биологической цепочке у него свое звено, без которого нельзя обойтись. У этого маленького хищника очень важное и полезное для человека предназначение. Амурский кот - самый лучший истребитель вредных грызунов, которые не просто портят припасы человека, но и переносят болезни, в том числе такие опасные, как чума, туляремия, геморрагическая лихорадка с почечным синдромом, сыпной тиф, бруцеллез, сибирская язва, клещевой энцефалит. По информации Чугуевского центра госсанэпиднадзора, многие из этих страшных инфекций “регистрируются на территории района”.

Так что, уничтожив лесных амурских котов, охотники сократили ряды своих защитников, и без того редких в окрестностях сел. У этих исчезающих в нашем крае животных и без охотничьих облав много угроз для жизни. Они гибнут в заячьих петлях, капканах, устанавливаемых на пушного зверя, достается им и от собак, живущих на пасеках или сопровождающих охотников. В охотничьих хозяйствах, число которых выросло в последние десятилетия, котов истребляют как “вредных хищников”.

Как на беду, амурский лесной кот еще и с великим трудом приспосабливается к изменениям, которые вносит в среду его обитания хозяйственная деятельность людей. В общем, со всех сторон его подстерегают опасности. И всем нам следует это учитывать и беречь редкое животное. Чтобы и у наших детей и внуков был свой приморский Рики-Тики-Тави.

Американцы из фонда дикой природы взялись уберечь от истребления уссурийского тигра. Не просить же их еще и об амурском лесном коте заботиться?! Неужели сами не справимся?