И нарекли бухту Находкой

В последнее время научные сотрудники городского музея Находки особенно тщательно взялись за изучение обстоятельств открытия бухты Находка, которое произошло 18 июня (по старому стилю) 1859 года - то есть 140 лет назад. Исследователь Марина Нургалиева перекопала горы литературы, побывала в командировках, которые помогли ей восстановить события тех лет. Свой научный труд по этому поводу она опубликовала в первом номере краеведческого вестника, посвященного юбилею города и изданного символическим тиражом в 100 экземпляров.

17 май 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №784 от 17 май 2000

В последнее время научные сотрудники городского музея Находки особенно тщательно взялись за изучение обстоятельств открытия бухты Находка, которое произошло 18 июня (по старому стилю) 1859 года - то есть 140 лет назад. Исследователь Марина Нургалиева перекопала горы литературы, побывала в командировках, которые помогли ей восстановить события тех лет. Свой научный труд по этому поводу она опубликовала в первом номере краеведческого вестника, посвященного юбилею города и изданного символическим тиражом в 100 экземпляров.

Находку открыли во время экспедиции судов Сибирской флотилии, которую возглавлял генерал-губернатор Восточной Сибири граф Н. Н. Муравьев-Амурский. Пароходо-корвет “Америка” исследовал побережье южного Приморья. Командиром на корабле был капитан-лейтенант А. А. Болтин. В команде было пять офицеров и 31 матрос. Им и принадлежит честь открытия бухты Находка.

Вот как описывает это событие историк Марина Нургалиева: “15 июня 1859 п/х-корвет “Америка” вышел из японского порта Хакодате, где Муравьев-Амурский совершал дипломатический визит, и взял курс на мыс Поворотный. 17 июня показалась земля. Обогнув скалистый мыс, судно зашло в воды неизвестного залива. Стоял густой туман, затруднявший видимость, моросил дождь. Корабль медленно прошел в глубь залива, держась на расстоянии двух миль от берега, недалеко от высокой горы (сопка Сестра) стали на якорь. Обозначенное пунктиром на карте место говорило о малой изученности района.

В 4 часа утра 18 июня штурман Н. О. Красильников принял вахту у старшего офицера Я. Т. Астафьева, и именно им была сделана историческая запись в вахтенном журнале: “В 6 часов утра снялись с якоря и пошли к осмотру берега, заметили углубление и открыли бухту, имеющую положение от северо-востока на юго-запад около 3 миль, шириной от 1 до 1,5 мили, глубины везде равные: от 5 до 4 сажен, грунт ил с песком, на правом берегу два селения. По приказу Его Сиятельства эта бухта названа Находка”.

Капитан Александр Болтин - особое имя в истории Находки. Ныне многие предлагают увековечить его образ в скульптуре, которую можно было бы поместить в одном из скверов в центре города.

Мичманом Болтин участвовал в кругосветке фрегата “Паллада”. Во время этого плавания один из мысов на Корейском полуострове (Мусудан) был назван в его честь - мыс Болтина. Во время службы на Дальнем Востоке дослужился до звания капитана 1-го ранга. Позже водил торговые суда по Средиземноморью. Род Болтиных продолжается - в Москве живут его потомки.

Первое подробное описание бухты произвел подпоручик корпуса флотских штурманов Ф. К. Орехов в 1866 году. Затем последовала работа штабс-капитана М. А. Клыкова “Гидрографический обзор берегов залива Петра Великого в Японском море”: “Гавань Находка у манзов, туземцев края, считается лучшим местом ловли морской капусты. Хотя она была открыта еще в 1859 году, но фактически занята нами в 1864 году. Основанием поста в глубине ее из 1 унтер-офицера и четырех рядовых, в один и тот же год, как было сделано наше первое поселение на реке Сучан, из уволенных ссыльных поселенцев”.