У каждого есть о чем вспомнить

В Седанкинском доме-интернате для ветеранов к празднику Победы готовятся, его ждут и будут торжественно отмечать все: и, конечно же, фронтовики, и те, кто официально участниками Великой Отечественной войны не считается.

4 май 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №779 от 4 май 2000

В Седанкинском доме-интернате для ветеранов к празднику Победы готовятся, его ждут и будут торжественно отмечать все: и, конечно же, фронтовики, и те, кто официально участниками Великой Отечественной войны не считается.

- По документам у нас из пятисот человек 87 участников войны, - говорит директор дома-интерната Юрий Синькевич, - а поздравить, порадовать надо, по-моему, абсолютно всех стариков. Каждый из них пережил суровые военные времена. Разве бабушка, которая в те годы в поле от зари до зари работала, у которой все суставы исковерканы, руки как грабли от тяжелого многолетнего труда, не заслужила поздравлений с Днем Победы?

Так что будут в интернате 9 Мая и праздничный обед, и общий сбор, концерт в актовом зале. Что касается обеда особенного, тут сделать по-задуманному нетрудно: у седанкинцев собственное подсобное хозяйство, и в канун торжественного дня забьют пару свиней, на столах появится свежина, а украсит блюда зелень из своей теплицы. Ну а пекарь Юлия Мурашова расстарается насчет пышных пирогов да булочек.

Сделать особенным, нарядным зал для общего праздника куда сложнее: уже года два ни копейки не получает дом-интернат на эти цели, и побывавшая в конце апреля здесь комиссия, посмотрев, наморщила носы - не очень, мол, привлекательный у вас актовый зал, страшненький, по-хорошему нужно бы отремонтировать его, оформить. Не на что! Поэтому приукрасить помещение сегодня пытаются лозунгами, стенгазетой да комнатными растениями - их в интернате немало, и многие как раз в начале мая зацвели.

А у пожилых людей эти предпраздничные хлопоты дней сегодняшних, само собой, настроение поднимают, но и воспоминания всколыхнули о прошлых днях, тех, когда ждали, мечтали о победной весне, что пришла 55 лет назад. Все чаще собираются старики в здешних уютных холлах, поудобнее устраиваются в креслах, и разговоры не умолкают.

- Да, не успел я выучиться на летчика, - до сих пор сожалеет Иван Проданюк. Иван Моисеевич воевал, был авиатехником истребителей “Як-1”, но очень хотел стать пилотом. - Я ведь уже первоначальную летную школу окончил, а тут мы в Болгарию перебазировались, оттуда в Югославию, и войне конец. Это счастье было великое, но летчиком, увы, я так и не стал.

- Мы с девчатами любили петь: “Артиллеристы, Сталин дал приказ”, - вспоминает Анна Сорокина. Анна Павловна была связисткой в 757-м зенитном артиллерийском полку. - Гордились, что в таких войсках служим. Молодые были, боевые. Сейчас картину “А зори здесь тихие” про таких же зенитчиц не могу без слез смотреть - сколько же их погибло на войне, девчонок совсем!

- А я служила здесь, в Приморье, - делится пережитым Александра Колина. Александра Ивановна в караульной роте охраняла артиллерийский склад за Уссурийском. - Сами мы и грузили снаряды, когда отправляли эшелоны на фронт. Бывало, целый день таскаешь снаряды, к вечеру нет сил со склада уйти, приткнешься где-нибудь в уголке и спишь.

Наверное, у каждого есть что рассказать. Подходит к сидящим в холле Василий Иванович Красько, ветеран морской авиации, и объясняет, что такое МБР - морской ближний разведчик: летающая лодка! Принес себе стул - кресла ему уже не хватило - Иван Михайлович Хренов, который еще со времен, когда освобождали от японских милитаристов Муданьцзян, Мукден и Харбин, помнит, оказывается, немало и японских, и китайских слов. А Евгения Рогозина не понаслышке знает о легендарных огненных рейсах: судьба этой маленькой, хрупкой женщины накрепко переплелась с флотом Дальневосточного пароходства, а начиналась трудовая биография Евгении Михайловны именно в годы войны...