Народный праздник

Какой праздник у нас самый популярный? Правильно, Новый год. А на второе место очень многие ставят День Победы. Казалось бы, куда ближе нам должны быть День Конституции и День независимости (недавно стыдливо переименованный в День России), но они многим приятны только лишней возможностью отдохнуть. А вот 9 мая на площадях начинаются гулянья, фронтовики надевают ордена, по телевизору идут (и смотрятся, что самое главное!) виданные-перевиданные фильмы: “Белорусский вокзал”, “Баллада о солдате”, “Они сражались за Родину”. Мало того, снимаются и новые фильмы, пишутся новые песни, в которых авторы, выросшие уже в послевоенное время, вновь обращаются к Великой Отечественной...

4 май 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №779 от 4 май 2000

Какой праздник у нас самый популярный? Правильно, Новый год. А на второе место очень многие ставят День Победы. Казалось бы, куда ближе нам должны быть День Конституции и День независимости (недавно стыдливо переименованный в День России), но они многим приятны только лишней возможностью отдохнуть. А вот 9 мая на площадях начинаются гулянья, фронтовики надевают ордена, по телевизору идут (и смотрятся, что самое главное!) виданные-перевиданные фильмы: “Белорусский вокзал”, “Баллада о солдате”, “Они сражались за Родину”. Мало того, снимаются и новые фильмы, пишутся новые песни, в которых авторы, выросшие уже в послевоенное время, вновь обращаются к Великой Отечественной...

Не удивительно ли в самом деле: война отгремела целых 55 лет назад, ветеранов становится все меньше (и самым молодым из них уже сильно за 70), а 9 мая остается народным праздником? И даже молодежь, у которой давно уже новые идеалы, вполне может, выпив за Победу, запеть “Темную ночь” или “Мы за ценой не постоим”.

В чем тут дело? В замечательном нашем уважении к родимой истории? Вряд ли, слишком уж выборочно это уважение. Да и, правду сказать, страны уже той нет, которая победила. И побежденные давно нас обогнали и посмеиваются. И ветеранов день ото дня становится меньше (и не назовешь жизнью их существование).

Что празднуем? Победу одного несуществующего государства над другим, тоже несуществующим?

Нет, наверное, дело в другом. В необходимости чувствовать, что мы можем быть сильными, что “кто с мечом к нам придет...”. В необходимости помнить, что мы можем забыть все дрязги и почувствовать себя прежде всего соотечественниками, сильными своим единством. В необходимости знать, что наше дело правое.

К сегодняшнему времени можно применить чьи-то слова о том, что иногда наибольшая трудность для честного человека состоит не в том, чтобы исполнять свой долг, а в том, чтобы знать его. На войне долг был ясен: враг за линией фронта. А сейчас - с кем идти, кто свой, кто чужой? Не тоска ли по такой уверенности отражается теперь, когда мы встречаем День Победы?

Если у нас есть хотя бы жажда “правого дела”, хотя бы тяга к братству - не все потеряно. Лишь бы эта тяга не вылилась в очередную идею “маленькой победоносной войны” или во что-нибудь похуже. “Иду себе, играю автоматом, как просто быть солдатом, солдатом...” - грустно и иронично пел фронтовик Булат Окуджава, которому, кстати, 9 мая 2000 года исполнилось бы 76.

Не стоит упускать из виду и то, что праздник Победы может быть веселым и безоблачным только внешне. Многие вспоминают о ветеранах только 9 мая, а как они сводят концы с концами остальной год, никого не волнует.

А пока - за Победу! И за то, чтобы день 9 мая навсегда остался народным праздником - не официально, а по-настоящему.