Праздник со слезами обиды

Скоро мы будем отмечать 55-летие Победы. Будут торжественные речи, цветы и подарки ветеранам. В их честь прозвучат песни. Дети, очень плохо знающие ныне историю, звонко продекламируют стихи. А голос певца Лещенко обязательно заставит повлажнеть глаза стариков при словах: “Это праздник со слезами на глазах...” Торжество продлится один день, в остальные 364 дня наши ветераны не избалованы вниманием, а слезы на их глаза наворачиваются нередко от жгучей обиды.

26 апр. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №776 от 26 апр. 2000

Скоро мы будем отмечать 55-летие Победы. Будут торжественные речи, цветы и подарки ветеранам. В их честь прозвучат песни. Дети, очень плохо знающие ныне историю, звонко продекламируют стихи. А голос певца Лещенко обязательно заставит повлажнеть глаза стариков при словах: “Это праздник со слезами на глазах...” Торжество продлится один день, в остальные 364 дня наши ветераны не избалованы вниманием, а слезы на их глаза наворачиваются нередко от жгучей обиды.

В автобусе, следовавшем по седьмому маршруту, пожилая женщина, выходя, показала удостоверение. “При входе надо было предъявить”, - возмутился молодой “качок”. Эти мощные парни, выполняющие роль кондукторов, знакомы многим. Как правило, они бесцеремонны, порою даже агрессивны. Пассажиры при них ведут себя безропотно, чувствуя себя провинившимися школьниками. Но бабуля, которой было сделано замечание, оказалась боевой. Она громко возмутилась: “У меня не просто старческое удостоверение, я - фронтовичка”. “А мне безразлично, - парировал “качок”. - В автобусе только три льготных места. Лишних возить не обязаны”. И вдруг боевая старушка сникла. За толстенными стеклами очков влажно заблестели глаза, дрогнул голос: “Лишних? Да ты ведь благодаря мне живешь...” Но разве проймешь словом парня, который за четыре рубля готов грудью встать на защиту пустого автобусного сиденья? “Такой жизнью сама живи”, - грубо бросил он вслед той, что, возможно, его деда от смерти спасла. Пара робких реплик сидящих в автобусе была мгновенно “нейтрализована” тяжелым взглядом “кондуктора”. Пассажиры старались не смотреть друг на друга. Машина вновь резво побежала по маршруту, оставив позади горько обиженную женщину.

Мы все, присутствовавшие при этом, виноваты. Как, впрочем, виноваты не только пассажиры автобуса. Все меньше становится ветеранов и все меньше внимания уделяем им мы, те, кто еще в силах сделать для них многое. Девятого мая мы будем говорить им слова благодарности, не предотвратив грубость накануне, не облегчив их жизнь завтра. Думаю, многим за это стыдно. Простите нас, ветераны. И не держите зла - в большинстве своем мы нормальные люди. И очень ценим то, что вы совершили. А негодяи были во все времена. Но, честное слово, их меньшинство.