Неудачный таран браконьера-камикадзе

Российские пограничники действовали законно, а японский капитан начал давать показания

26 апр. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №776 от 26 апр. 2000

Российские пограничники действовали законно, а японский капитан начал давать показания.

Продолжается разбирательство по факту нарушения японским рыболовным траулером “Дайтоку Мару-7” российского законодательства и международного морского права. “В” уже сообщал, что в прошедшую пятницу, 21 апреля, пограничным сторожевым кораблем сил морской охраны Тихоокеанского регионального управления ФПС РФ в исключительной экономической зоне Японии после длительного преследования был обстрелян японский траулер. 

Ранее он был замечен в российской 200-мильной зоне и в течение нескольких часов не подчинялся российским патрульным и сторожевым кораблям, пытаясь уйти от преследования. После обстрела и задержания судно было отконвоировано в район Малокурильска.

На состоявшейся в понедельник пресс-конференции исполняющий обязанности начальника сил морской охраны ТОРУ капитан 1-го ранга Александр Иванков заявил, что для подобных действий российские пограничники имели все основания. 21 апреля патрульное судно ТОРУ “Палия” в исключительной экономической зоне России в районе Южных Курил обнаружило траулер типа “Хакутэ” и организовало преследование с подачей всех установленных морским правом сигналов, означающих, что приказ остановиться отдает судно, находящееся на государственной службе. Кроме предусмотренных сигналов инспектора, владеющие японским и английским языками, по УКВ в эфир отдали требования остановиться. На момент преследования у пограничников не было никаких данных о судне (российское? японское? третьей страны?) и имелись все основания предполагать, что это судно-нарушитель, имеющее намерение уйти от ответственности. Для задержания нарушителя был использован скоростной пограничный сторожевой корабль, находившийся недалеко от места нахождения нарушителя. По показаниям радиолокационной станции, а позже и по визуальному наблюдению было достоверно установлено, что это траулер японской постройки. Во время преследования все опознавательные знаки и номера были закрыты специальными приспособлениями. Также отсутствовал и государственный флаг. Александр Иванков подчеркнул, что принадлежность судна была установлена только после высадки на его борт досмотровой группы.

Как заявил и. о. начальника морской охраны ТОРУ, конвенция ООН 1982 года по международному морскому праву разрешает кораблям береговой охраны преследовать судно-нарушитель по горячим следам до момента, пока оно не зайдет в территориальные воды (12 миль) своего или третьего государства. Таким образом, российский сторожевик имел полное право продолжать преследование, даже если это было российское судно, до территориальных вод Японии.

После того как преследование неизвестного судна-нарушителя перешло в исключительную экономическую зону Японии (200-мильная зона), руководство ТОРУ сообщило в японское консульство во Владивостоке и в штаб 1-го района управления безопасности на море Японии о сложившейся ситуации, сообщив данные российского корабля. Также было передано обращение с просьбой оказать содействие в установлении названия и принадлежности судна и информация о сложившейся обстановке и поведении капитана, который производил опасные маневры.

В 10.12 российский сторожевик приступил к подаче сигналов, предусмотренных международными нормами, - звуковых, флажных и пиротехнических, при этом постоянно запрашивая на установленных частотах о принадлежности судна. Однако траулер продолжал “молчаливое” движение, при этом опасно маневрируя. После того как были исчерпаны все возможности “мирного расхождения”, было принято решение провести предупредительную стрельбу. Пограничники из носового орудия выполнили две серии предупредительных стрельб, в результате которых было выпущено 13 снарядов. Реакция японского капитана была неординарной - судно резко изменило курс в направлении российского сторожевика, заставив российских пограничников предпринять необходимый маневр, чтобы избежать столкновения. После этого траулер продолжал уходить от преследования.

О сложившейся ситуации капитан сторожевика доложил начальнику ТОРУ, и в связи с тем, что судно-нарушитель уходило в глубь 200-мильной зоны Японии, было принято решение открыть огонь на поражение. При этом в приказе, отданном командиру корабля, говорилось о том, чтобы при стрельбе было обеспечено непопадание в те отсеки судна, где могут находиться люди. В результате стрельбы из 76-миллиметровой артиллерийской установки были повреждены мачта и кормовая часть судна. Только после этого траулер остановился и лег в дрейф.

После того как на борт, несмотря на штормовую погоду, на катере прибыла досмотровая группа, выяснилось, что задержанный траулер является японским судном “Дайтоку Мару-7” и принадлежит компании “Нитто Кеге”. Выяснилось также, что разрешение на промысел в исключительной экономической зоне России для этого судна было закрыто по распоряжению Госкомрыболовства № 660 еще 12 апреля. Как пояснил Александр Иванков, такие меры были применены к японскому судну за неоднократные нарушения в ходе промысла и за неуплату соответствующих штрафов.

После того как российские пограничники оказали помощь экипажу в ликвидации пробоины, началось конвоирование судна-нарушителя. Через некоторое время в квадрат, где находились российский ПСКР и конвоируемое судно, прибыли два сторожевых катера и корабль УБМ Японии. По словам Александра Иванкова, по характеру маневрирования их целью являлось оказание помощи японскому судну. Также не исключено, что военные корабли УБМ имели намерения доставить его в один из ближайших портов Японии. В этой связи российские пограничники, используя каналы взаимодействия, связались со штабом 1-го района УБМ Японии и генеральным консульством Японии во Владивостоке и разъяснили японской стороне, что судно грубо нарушило российское и международное законодательство, задержано и конвоируется в Южно-Курильск, где с капитаном Йосида Харуо будет проведено разбирательство.

На данный момент капитан и начальник лова признали, что они находились в исключительной экономической зоне России и незаконно вели промысел на участке в районе западного побережья Камчатки в период с 16 по 18 апреля, зная, что промысел для судна запрещен. Также капитан подтвердил, что знал о том, что необходимо при выходе из экономической зоны России пройти точки контроля. Кроме этого оба подтвердили, что видели российское патрульное судно и пытались от него оторваться, а также видели и соответствующие сигналы, подаваемые с борта судна. По словам капитана и начальника лова, попытка оторваться была основана на расчете, что с выходом из исключительной экономической зоны России пограничный сторожевик отстанет от траулера. Также капитан “Дайтоку Мару-7” признался, что имел намерения выйти из исключительной экономической зоны России, минуя точки контроля.

Административный кодекс РФ за подобные правонарушения предусматривает штраф в размере 3 тысяч минимальных размеров оплаты труда, а также обязательную конфискацию судна. Кроме этого если будет доказано, что весь улов добыт незаконным способом, то капитану придется оплатить и сумму ущерба, нанесенного морским биологическим ресурсам, которая составляет, по предварительным подсчетам, 279 тысяч 433 доллара США.

Сейчас капитан и весь экипаж - всего 20 человек - находятся на борту судна, пришвартованного к одному из причалов Малокурильска.

Наиболее серьезный и взвешенный комментарий к произошедшему мы рассчитываем получить сегодня, когда начнется рабочая поездка по частям и подразделениям ТОРУ ФПС директора Федеральной пограничной службы РФ генерал-полковника Константина Тоцкого.