Дорогие вы наши...

Попытался я купить новый костюм - и с удивлением обнаружил, что в целом моем собкоровском регионе это сделать невозможно. Ни в Арсеньеве, ни в Кавалерово, ни в Дальнегорске не просто нет выбора - нет практически и самих мужских костюмов. Правда, в Арсеньеве нашел в одном из магазинов отдел с продукцией владивостокской фабрики “Заря”, но и тут не повезло - моего размера за множество недель хождения сюда так и не объявилось.

11 апр. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №767 от 11 апр. 2000

Попытался я купить новый костюм - и с удивлением обнаружил, что в целом моем собкоровском регионе это сделать невозможно. Ни в Арсеньеве, ни в Кавалерово, ни в Дальнегорске не просто нет выбора - нет практически и самих мужских костюмов. Правда, в Арсеньеве нашел в одном из магазинов отдел с продукцией владивостокской фабрики “Заря”, но и тут не повезло - моего размера за множество недель хождения сюда так и не объявилось.

На вещевых рынках, где доминирующе красуется импорт, та же картина. Во всем блеске набор одежды для женщин, включая сумасшедшей красоты костюмы - пиджак и юбка, пиджак и брюки. И ни одного - для мужчин. Буквально ни одного. Даже на солидном по товарообороту арсеньевском китайском рынке. Тайну этого дефицита мне раскрыл его “капитан”, которого здесь зовут просто Коля.

- Мужчины вообще редко обновляют верхнюю одежду, - объяснил он мне. - А сейчас вы бедные, вам и вовсе не до костюмов, совсем перестали покупать, а мы прекратили их ввоз из Китая. Другое дело женщины - им всегда надо хорошо одеваться, разнообразно, чтобы красивыми быть. Вот и идут к нам за покупками.

Прекратился завоз мужских костюмов из Турции и Польши, куда прежде челночили арсеньевцы. Из других регионов России. Скуден выбор мужских рубашек, обуви.

На любом из рынков Арсеньева, в любом “комке” сегодня до 80 процентов одежды и обуви - женские модели. Под 100 процентов покупателей здесь - женщины. Порадуемся за наших женщин. И погрустим за мужчин. Погрустим, но с удовлетворением констатируем: они в самом деле мужчины. В годину безработицы и безденежья, особенно поразивших в Приморье центральный регион края с его моногородами и монорайонами, они готовы ходить в старом и драном, лишь бы их дорогие жены и дочери по-прежнему чувствовали себя женщинами.