И дед этот наш особенный...

Живет в Смоляниново один дед - таких стариков, которым за 80, в поселке десятка два наберется. Но этот дед особенный. Ему 82 года, а он еще за рулем, старый “Москвич” водит. Встретились мы с ним на рынке. Он картофель привез продавать. Стал мне рассказывать, что уже баранку 60 лет крутит. Начинал ездить на полуторках, водил “ЗИС-105”. В последнее время работал в школе на “газике”, да машину списали, а он сам попал под сокращение.

30 март 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №761 от 30 март 2000

Живет в Смоляниново один дед - таких стариков, которым за 80, в поселке десятка два наберется. Но этот дед особенный. Ему 82 года, а он еще за рулем, старый “Москвич” водит. Встретились мы с ним на рынке. Он картофель привез продавать. Стал мне рассказывать, что уже баранку 60 лет крутит. Начинал ездить на полуторках, водил “ЗИС-105”. В последнее время работал в школе на “газике”, да машину списали, а он сам попал под сокращение.

В прошлом году медкомиссию проходил. Когда зашел в кабинет, врачи удивились: всяких видели, но чтоб такой старый машину водил... Стали его крутить, вертеть: то присядь, то язык покажи. Но не тут-то было, дед все преодолел. Слышит он за три метра. Буквы - практически все строчки читает. А что ноги в коленях не гнутся и плохо ходят - на то у него машина имеется.

Пошептались врачи, посовещались и написали деду заключение: “Годен как старослужащий к управлению автомобилем”. Можно было на этом и точку поставить, но еще одна загвоздка: годовой техосмотр “Москвичу” нужно пройти. И двинул дед прямо в ГАИ.

А там машин скопилось - не протолкнуться. Видит он, стоит с краю здоровенный гаишник, видно, старший, пальцем показывает, какую машину в первую очередь осмотреть. К нему и прирулил дед. Открыл дверку и пальцем манит. Старший повернулся да как гаркнет на старика: “Вали отсюда со своим “Москвичом” на свалку, на металлолом ему пора!”

Тут дед взбесился, выскочил из машины, схватил гаишника за рукав и к “Москвичу” тянет. Видит тот, не на того нарвался, видно, дед из крутых попался. Сдался гаишник: стал он руль крутить, люфт в норме, свет дальний, ближний есть, поворотники работают, тормоза все четыре колеса держат. А что крыша продырявилась и пороги прогнили, так дед не виноват в этом. “Москвичу” 30 лет исполнилось. Выписал он деду талончик и сам к стеклу его приклеил. Деду счастливого пути пожелал и честь ему отдал.

Ездит дед на своем “Москвиче” - не спешит, не обгоняет, главное - правила соблюдает. Посадит свою бабку рядом, на всякий случай ремнем пристегнет. Сидит она, как барыня, только в зеркало поглядывает.

Промчится пулей иной водитель, за поворотом навсегда скроется. Сколько их таких, лихих водителей, поразбивалось, - один бог знает. Дед же ездит аккуратно, не спешит. Потому и живет долго.

Недавно я его опять на рынке встретил. Приехал один - бабка приболела. И на другом “Москвиче” - тот на прикол поставил. Купил себе поновей. “Да вот, пролетел, - говорит. - Сгоряча деньги вывалил, а надо бы поторговаться. Рассмотрел купленную машину - резина-то лысая совсем. Еще деньги на покупку колес нужны. Ну, ничего страшного, - улыбается, - продам сейчас картошку, куплю новую резину, еще лет десять ездить буду!”

Последнее время деда не вижу. Приболел, может. А может, купленный “Москвич” сломался...