В небе над Новонежино

Два года работает в Приморье спортивный аэроклуб В авиационно-технический спортивный клуб “РОСТО” (“РОСТО” - прямой наследник ДОСААФ) в Новонежино я попал благодаря корреспонденту артемовской городской газеты “Слад” Татьяне Суворовой. Она проторила туда дорогу еще в декабре минувшего года, в самый канун нового, 2000-го. И ее эмоциональный, восторженный рассказ об аэроклубовцах не мог оставить равнодушным...

23 март 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №757 от 23 март 2000

Два года работает в Приморье спортивный аэроклуб В авиационно-технический спортивный клуб “РОСТО” (“РОСТО” - прямой наследник ДОСААФ) в Новонежино я попал благодаря корреспонденту артемовской городской газеты “Слад” Татьяне Суворовой. Она проторила туда дорогу еще в декабре минувшего года, в самый канун нового, 2000-го. И ее эмоциональный, восторженный рассказ об аэроклубовцах не мог оставить равнодушным...

В кольце синих гор... и реформенных проблем

Доставила нас в Новонежино (Шкотовский район) прекрасная “авиачета” Кислухиных - Сергей и Ирина. Оба они работают в аэропорту Владивосток, на земле, но с небом знакомы не понаслышке. Сергей, инженер ОАО “Владивосток Авиа”, имеет удостоверение пилота-любителя. Он один из “маститых” членов аэроклуба, душу отводит здесь. Ирина - в прошлом стюардесса. И в ее облике, манерах сохранилось некое обаяние этой воспетой Высоцким и Пресняковым профессии. По отзывам, Ирина и Сергей не разлей вода, Ирина и автомобилем управлять может, подменяет, если надо, мужа. Недавно, правда, ездили на собственном авто в Комсомольск-на-Амуре. Получилось так, что Ирина тормознула некстати, снесло иномарку в кювет. С той поры в душе образовался своего рода психологический барьер - так трудно теперь сесть за руль. Но она старается преодолеть его. Ирина - не член клуба, “сочувствующая” и приехала поддержать мужа своим присутствием, согреть чай, легкий обед...

Заснеженное Новонежино - в кольце синих гор, как в чаше. В этом году поселению исполнится 115 лет. Село это овеяно невеселой славой. В 94-м, когда в нашей расхристанной реформами стране порядку становилось все меньше, рванули тут склады ТОФ с боеприпасами. Отчетливо помню, как дребезжали стекла окон в моей квартире в Артеме (!) при каждом взрыве и как позвонил из тогдашнего ДальТАСС его руководитель Володя Наумов: “Это не у вас?..” Пользуясь тем, что попали в Новонежино, побеседовали с представителем местной администрации Натальей Фетисовой. В селе около 3 тысяч человек. Чем живут? Ответ, пожалуй, известен наперед. Жить в российских селах нынче практически нечем, ну, кое-где находят, конечно, но это не правило - исключение. В 98-м расформировали гарнизон (кстати, до сих пор документально не передан жилой фонд в ведение местной администрации, это создает дополнительные сложности), а в Новонежино многое “пуповиной” было связано именно с ним. Для села это было не лучше тех взрывов. И что теперь? Захиревшее 2-е отделение совхоза “Романовский”, умолкший (от взрывов там возникло повреждение печи) кирпичный завод рыболовецкого колхоза “Новый мир”. Некогда процветавший рыбоколхоз и сам теперь из последних сил пытается вырваться из реформенных пут. Немного людей трудится на железнодорожных околотках, в детсаду, говорят, кто-то даже добирается в Артем на южнокорейские трикотажные предприятия, во что верится с трудом... Живут в основном натуральным хозяйством, небольшой торговлишкой, как и повсюду. Да вот еще дичайший промысел нашего времени, на который бросила нищета, - в тайге рыщут люди в поисках металла, заброшенного в лес взрывами, на сдачу китайцам. За это что-то платят, хотя вряд ли на другую чашу весов этого проклятого пустякового заработка можно бросить жизнь. Но гремят время от времени взрывы (еще остались целехонькими разбросанные в 94-м по тайге снаряды) - это подрываются “миноискатели”, как их тут называют. В прошлом году трагических случаев было пять (есть еще и плановые подрывы снарядов), правда, гибнут больше романовцы (Романовка - рядом), сказали нам здесь, почему-то им больше не везет. Вот уж воистину - люди гибнут за металл. Рассказывают, недавно опять прогремело...

Впрочем, мы ведь приехали к “небожителям”. Давайте вернемся к ним. Там оптимистичного больше. Посреди развала и разрухи люди смогли что-то создать. У администрации Новонежино основатели клуба нашли и находят по сей день полное понимание и поддержку. А со своей стороны аэроклуб предоставил шесть рабочих мест. Для заброшенного села и это хлеб.

Этот сладкий миг отрыва от земли

Упоминавшуюся Татьяну Суворову можно уже, наверное, записывать в члены клуба. Тогда, в декабре, ей доверили штурвал пилота-дублера “аннушки”, легендарного самолета “Ан-2”, послужил который стране вдосталь. Тогда с этой “аннушки” еще и парашютисты совершали прыжки, при аэроклубе проводятся такие тренировочные акции. Корреспондент артемовской газеты мечтает и себя попробовать как-нибудь в этом.

Ну а пока Татьяна делится впечатлениями от того полета: “Ты сидишь за штурвалом и маневрируешь самолетом так, как тебе хочется, - приближая и отдаляя землю, временами осмеливаясь на вираж. Ничуть не страшно, ощущения восхитительны. Они захватывают, разрывают - это настоящее. Думаешь: все просто. Конечно, потому что рядом командир самолета, который тебя подстраховывает - у него двойное синхронное управление”.

В этот раз нас “катали” на небольшом (есть тут, правда, еще меньше) самолетике “Як-18”. Сначала - предполетное задание, которое записывается на магнитофонную пленку. Все четко. Кстати, есть в краевом центре люди, которые высказывают сомнения: проверены ли летательные аппараты, имеют ли право аэроклубовцы на них летать... Проверены авторитетной организацией из Новосибирска, имеются документы об этом, все как надо.

“Як-18” - машина учебная, тренировочная, используют ее в авиационных училищах. Два места впереди и два - сзади. Так что мы тоже уместились в самолете. За спаренными штурвалами Виктор Порывай и в качестве курсанта Константин Игнатенко. Виктор Порывай, как и глава аэроклуба Александр Урбанович, бывший военный. Когда-то управлял таким воздушным крейсером, как “Ту-16”. Но... сейчас все сокращается, банкротится, закрывается... На вопрос, где работает, ответил: в банке... клерком. Урбанович сказал о нем: возьми любую книгу из серии “ЖЗЛ” о каком-нибудь герое, считай, что примерно то же самое можно написать и о Викторе...

Сейчас Виктор тщательно инструктирует новичка. Сакраментальная команда: “От винта!” Запуск двигателя. Практический тренаж. Проверка масляного давления. Выруливание на взлетную полосу. “171-й исполнительный, разрешите взлет!” В свое время после окончания вуза попал я в северный поселочек Терней. К бесподобной “аннушке” привык, как к владивостокскому трамваю. И сейчас вспоминал, как закладывает уши в полете, как слегка обрывается сердце на воздушных ямах и замирает от сладкого ужаса на крутых виражах. Да еще пилоты самолета, выполнявшие согласно заданию элемент боевого разворота, устроили такой выход из пике, что сердце до пяток не дошло, но до коленок точно добралось... Как прекрасно летать!

А внизу домишки Новонежино, здесь всего около десятка пятиэтажек, остальное, как водится, - избушки на курьих ножках. Простираются под крылом самолета заснеженные отроги Сихотэ-Алиня. Где-то там, разбросанные взрывами, хранятся не найденные еще смертоносные “игрушки”. А вот обрывается круто стеной сопка, с другой стороны вал укрепрайона с воротами, бойницами. Это поселение чжурчжэней, наших предков. Бохай, XIV век. Неподалеку есть еще одно такое же. На них отыскивали стрелы, монеты, черепки сосудов. Юрий Белых рассказывал, что отыскал как-то клещи. Так ими пользоваться можно. Говорит: пассатижи затеряешь, их скоренько коррозия изъест. Находили еще ножницы, только у них дуги вместо колец... Ау, прадеды, пращуры! Не смотрите так скорбно на нас из глубины веков. Мы и сами не понимаем, что с нами происходит. Но когда-нибудь выйдем из пике, взмывая ввысь...

Есть одна у летчика мечта - высота...

Если человека, связавшего всю свою зрелую жизнь с небом, лишить этого, в душе образуется некий вакуум, заполнить чем-то который трудно. “Лучше неба может быть только небо”, - спел бы незабвенный Высоцкий, побывав за штурвалом самолета. Пожалуй, в этом и объяснение создания в такое тяжкое время аэроклуба. И люди, населяющие его, летали на таких машинах, по сравнению с которыми нынешние что велосипед рядом с джипом. Но путь в небо один - были бы крылья...

А кстати, какой техникой располагает аэроклуб в Новонежино? Вот она: самолеты - “Ан-2”, “Як-18” (было три таких, остался один), микросамолет (он самодельный, соорудили его умельцы Камчатки) и три вертолета “Ми-2”. Словом, не густо, но и за то, что есть, сегодня надо благодарить бога и спонсоров. Что касается техники, то тут довольны, что появился снегоочиститель, бензозаправщик. Что-то перепало им от военных, покинувших эти места. Горючка нынче очень дорогая, но летают, как-то находят возможности. Аэроклубовцы собираются по выходным. Ведь живут кто во Владивостоке, кто в Хороле, кто в Артеме, а кто-то и в самом Новонежино. Постоянных членов клуба восемь. Остальные, кого тянет к этому делу, - переменный состав. Таких около десятка.

О многих членах аэроклуба уже рассказано. Начиная с руководителя клуба Александра Урбановича - любой из них личность. О каждом Урбанович отозвался кратко и очень лестно: мужественный, увлеченный, надежный... Вот Юрий Козин, много лет летал на “Ан-2”, в основном на авиахимических работах. Юрий Белых - бывший авиатехник “Владивосток Авиа”. За ним закрепилась легенда, что когда-то он прыгал с дельтапланом с артемовского Дворца культуры. И как он не старается откреститься (“не прыгал я с ДКУ, не прыгал...”), но легенда есть легенда. Если она существует, значит, прыгал. А дело было вот как. В 75-м, едва появились эти рискованные летательные аппараты, Белых уже построил себе такой. В одном из полетов его потащило, он слегка зацепил дворец... Не так давно его приглашали для ремонта “Ан-2”... аж в Америку. Не ударил лицом в грязь, свою задачу выполнил с честью. В штатах наш трудяга “Ан-2” появился из Приморья, ведь у нас рейсы малой авиации по краю заглохли. Американцы и прикупили несколько этих выносливых и неприхотливых машин.

Только в полете живут самолеты. И вертолеты тоже

Конечно, сегодняшний аэроклуб - больше для души. Для удовлетворения той страсти, без которой не могут жить “летуны”. Хотя какие-то практические шаги они осуществляют. Работают иногда по санзаданиям, поддерживают связь с лесоохраной. Как-то здесь в Новонежино наводнение наделало бед, они поспешили на помощь... Как уже отмечалось, проводят тренировочные прыжки парашютистов той же лесоохраны. Наше прагматичное время требует большей производственной деятельности. И в то же время сейчас все так усложнено: бюрократизмом, дороговизной всего и вся. Но вообще-то они оформляют лицензию для производства некоторых работ, в основном связанных с лесоохраной, пожаротушением леса. Хотя способны и на большее. Например, участие в турбизнесе. Но когда он начнет развиваться? Остается ждать. Как все мы ждем, что жизнь начнет меняться к лучшему.