Я сегодня до зари встану

Если бы кто-то когда-то сказал, что дойдет до того, что будем зимой готовить корень элеутерококка, что кедровый орех будем “вылавливать” в полуметровом снегу и таскать “китайские” мешки с морожеными шишками на горбу за 10 километров... Да такому “прорицателю” просто бы не налили. Или, что еще хуже, налив, не дали бы закусить.

21 март 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №755 от 21 март 2000

Если бы кто-то когда-то сказал, что дойдет до того, что будем зимой готовить корень элеутерококка, что кедровый орех будем “вылавливать” в полуметровом снегу и таскать “китайские” мешки с морожеными шишками на горбу за 10 километров... Да такому “прорицателю” просто бы не налили. Или, что еще хуже, налив, не дали бы закусить.

Теперь - ничему не удивляемся. Поскольку сами научились кое-чему такому, чего и деды-прадеды наши не умели.

Поздно вечером, можно сказать, ночью, зашлась в лае собака. Пришлось выйти. У калитки - милицейская машина, кто-то сует в лицо удостоверение:

- Уголовный розыск!

У соседа, что за стеной (а сосуществуем мы в двухквартирном деревянном доме уже 15 лет), украли несколько мешков подготовленного в сдаче корня элеутерококка. Я должен дать свидетельские показания.

Да, украли, он жаловался, изумлялся, как и я, - зачем утащили, ведь не принимают!

Если не принимают в коопзверпромхозе, это не значит, что его не принимают вообще - просто мы, обросшие мхом лесовики, никак не можем охватить умишком хотя бы малую толику возможностей “рынка”. Сдадим белку по десятке, а назавтра подъезжают “ребята” и предлагают 25 - 30 рублей за “любую” (т.е. даже не первосортную) шкурку. Что остается? Руками развести да в затылке поскрести.

На сей раз милиция сработала неожиданно четко - мешки нашли. А сосед, едва успев перенести их во двор, пошел встречать новых гостей - явились вдруг перекупщики. Товар - деньги. Быстро, азартно.

И вот когда однажды в лютый мороз вдалеке от жилья наткнулся я на мужиков, разгребавших снег, кайливших мерзлый грунт и оттаивавших синие носы у красного костра, понял настоящую цену этому живительному “коку”. И этим нашим мужикам, которые якобы только и способны что пить да баб по пьянке гонять.

Это бывает, но только не с таежниками, не с теми, кто никогда не унизится до воровства и попрошайничества.

Знаете, сколько их сейчас в тайге - задубевших от мороза, похудевших от сухой каши, кашляющих от вонючего самосада, но хохочущих над каждой шуткой, особенно если пошутишь над ними? Армия! И вот когда страна поднимется с четверенек на колени, с колен перекачнется на пятки и начнет потихоньку и с хрустом разгибать поясницу, армия эта рванет ей на помощь. Пока же она закаляется и воспитывает подрастающее поколение в условиях, приближенных к боевым.

На днях побывал в коопзверпромхозе. Да, “кок” принимают - по шесть рублей за килограмм. Сушеный... Конечно, чтобы загнать его потом... по “надцать”.

Ладно, мужики! Живы будем - не помрем.