Загнанная лошадь советской архитектуры

Один из скульптурных элементов оформления исторического дома № 17 на владивостокской улице алеутской устал служить кариатидой, поддерживая балкомн, отломился и упал в воскресенье днем, чудом никого не убив.

14 март 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №751 от 14 март 2000
Один из скульптурных элементов оформления исторического дома № 17 на владивостокской улице алеутской устал служить кариатидой, поддерживая балкомн, отломился и упал в воскресенье днем, чудом никого не убив.

- Какое счастье, что это произошло в выходной день, - не перестает поражаться жительница дома № 17 Людмила К., как раз проходившая рядом в тот миг, когда рушилась тяжелая старая конструкция, - и здесь не было детей!

В том самом подъезде, над которым нависает оставшийся без опоры балкон, располагается детский сад № 72 - ведомственный, принадлежащий Дальневосточной железной дороге. Причем это не просто детсад, а оздоровительный: реабилитационный центр по коррекции опорно-двигательного аппарата. Сюда водят детей, которые плохо ходят, и вряд ли кто из них сумел бы убежать из-под падающих сверху кирпичей и лепнины...

Здание № 17 на Алеутской улице хорошо известно всем владивостокцам: вкупе с соседним домом № 19 оно составляет архитектурный ансамбль, который горожане по-свойски, любовно называют “серой лошадью”. При чем здесь лошадь, не совсем понятно, но факт, что эти два мрачноватых здания в центре города давно стали своеобразной визитной карточкой Владивостока. Об этом свидетельствует и табличка на вышеупомянутом здании № 17: “Жилой дом построен в 1936-1937 гг. по проекту архитекторов А. И. Порецкова и Н. А. Бигачева. Памятник советской архитектуры. Находится под охраной государства”.

Очевидно, дом находился под охраной государства советского, которого уже несколько лет как нет, а значит, и за историческим зданием никто не следит. То и дело сверху обрушиваются различные декоративные элементы, части скульптур.

- У бойца, что стоит на крыше, винтовка развалилась, ствол рухнул, - наперебой рассказывали в воскресенье жильцы корреспонденту “В”, - у крестьянки из рук сноп упал. А у девушки-спортсменки носик отломился, в ту минуту Мила из нашего подъезда мимо шла, ей и досталось каменным носом по голове.

Жителей этого дома теперь уже не красота его уходящая заботит, а прежде всего собственная безопасность: если что, летящей сверху лепнины мало не покажется. В прошлом году надеялись было обитатели памятника советской архитектуры на, казалось бы, начинающийся ремонт. Во всяком случае, прибыли строители, ничтоже сумняшеся сломали ведущую к дому балюстраду и стали куда-то подкапываться.

Впрочем, на этом все и закончилось: до самого дома строители не добрались, а докопались лишь до его автономной канализации, то бишь актуального в тридцатых годах резервуара - накопителя бытовых отходов. Видно, так шибануло ремонтников настоявшимся за шесть десятилетий запахом, что они свою работу бросили и с тех пор не появлялись, оставив незаделанный подкоп за дощатым забором, который ограждает нынче тротуар и проезжую часть Алеутской от сползающего вниз грунта.

А дом № 17 ремонта так и не дождался. Похоже, помочь тут в состоянии только визит в Приморье какого-нибудь особо высокопоставленного гостя, для которого, возможно, приведут в порядок выходящие фасадами на владивостокский “Белый дом” окрестные здания.

- Ремонт у нас делали только один раз, - вспоминает вышеназванная Людмила Алексеевна, одна из старожилов дома - она обитает тут с 1940 года, - когда приезжал Хрущев. Незадолго до его прибытия весь дом обнесли лесами, постарались прочнее укрепить лепные финтифлюшки, подмазывали, красили. И все. Больше никогда не ремонтировали. Сейчас отовсюду все сыплется.

Так что незабвенный Никита Сергеевич не только дал отмашку возведению Большого Владивостока, но и пособил “серой лошади” продержаться до наших дней. Сегодня лошадь устала. Забытая охраной памятника архитектуры кляча теряет упряжь, роняя, что называется, то удила, то стремена и представляя несомненную опасность для беспечных прохожих.