Двойной стандарт

В отечественном правозащитном движении есть одна совершенно непостижимая, по крайней мере для автора этих строк, загадка. За одних ущемленных наши борцы за права человека готовы жизнь отдать, хай на весь мир поднимут, за других и пальцем не пошевелят. И даже могут сделать вид, что ничего особенного не происходит.

25 февр. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №743 от 25 февр. 2000

В отечественном правозащитном движении есть одна совершенно непостижимая, по крайней мере для автора этих строк, загадка. За одних ущемленных наши борцы за права человека готовы жизнь отдать, хай на весь мир поднимут, за других и пальцем не пошевелят. И даже могут сделать вид, что ничего особенного не происходит.

Посмотрите, какие страсти разгораются вокруг “дела” Андрея Бабицкого. Российские правые горой встали, возбудили международное общественное мнение. О Бабицком уже толкуют в американском конгрессе, министр иностранных дел Англии на встрече со своим российским визави также счел необходимым поднять этот вопрос.

И слава богу, скажем мы. Нельзя власть предержащим, даже с поправкой на военные обстоятельства, так вести себя по отношению к человеку.

Но вот другой факт, случившийся в аккурат в то же время, когда происходила эта странная история с “обменом” Бабицкого. В Латвии осудили 77-летнего красного партизана Василия Кононова. На том основании, что в 44-м отряд под его командованием расстрелял нескольких местных полицаев, прислужников германских оккупантов. Тем самым правосудием Латвийского государства создан неслыханный прецедент - впервые со времени окончания второй мировой войны осужден человек, боровшийся с фашизмом.

Исполняющий обязанности президента России Владимир Путин немедленно направил письмо главе соседнего государства с просьбой пересмотреть приговор и выразил готовность предоставить жилье Кононову, если тот пожелает переехать в Россию.

А правозащитники, так кичащиеся своим неукоснительным следованием общемировым нормам и ценностям, словно воды в рот набрали. Кстати, подобная странная “неразборчивость” (а может, как раз наоборот - разборчивость?) свойственна не только отечественным правозащитникам. Например, эмиссарам ОБСЕ. С одной стороны, они развернули мощную и, заметим, совершенно оправданную активность в связи с гуманитарной катастрофой в Ингушетии и Чечне, а с другой - упорно “не замечают” не только дела Кононова, но и всего правового беспредела в Балтии по отношению к русским.

Политика двойного стандарта более чем очевидна. Только вот какие цели она преследует? Над этим, право, стоит задуматься.