Далеко-далеко, за туманами, мой дом...

Всего каких-то несколько минут я видела этих ребят на летном поле. И лишь успела сделать несколько снимков. Тем же военным бортом министерства обороны, каким мы прибыли к месту дислокации наших спецназовцев в одной из частей восточной группировки сил, они вылетали на родину. Вертолет, сильно смахивающий на брюхатую корову, уже ревел мощными винтами, поджидая счастливчиков.

23 февр. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №741 от 23 февр. 2000

Всего каких-то несколько минут я видела этих ребят на летном поле. И лишь успела сделать несколько снимков. Тем же военным бортом министерства обороны, каким мы прибыли к месту дислокации наших спецназовцев в одной из частей восточной группировки сил, они вылетали на родину. Вертолет, сильно смахивающий на брюхатую корову, уже ревел мощными винтами, поджидая счастливчиков.

“Спасибо за службу, вы с честью выполняли в Чечне свой долг”, - начальник штаба Дальневосточного округа сломал строй, пошел по рядам, пожимая руки взволнованным пацанам. И была в их лицах какая-то ошалелость - радость наполовину с нервозностью. Что будут вспоминать они спустя время? Красоту окружающих гор... Воздух, который, по словам поэта, “там чист, как молитва ребенка”... Свой страх... “Я всегда боялся, что опоздаю нажать на гашетку первым”... Или своих друзей. Тех, кого отправляли в Приморье перед Новым годом “грузом 200”...

Я снимала их всех подряд - приморцев, хабаровчан, сахалинцев. И что-то мешало наводить резкость - видимо, поднимающийся в предгорьях ущелья туман...