Пьяные бомжи спали в обнимку с мертвецом

Не дотянули до весны, долгожданной для бездомных, многие владивостокские бомжи: что ни день, в подвалах, а то и просто на улице обнаруживаются новые мертвецы. Одного из них нашли неподалеку от дома № 11 на улице Слуцкого тамошние мальчишки.

18 февр. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №739 от 18 февр. 2000

Не дотянули до весны, долгожданной для бездомных, многие владивостокские бомжи: что ни день, в подвалах, а то и просто на улице обнаруживаются новые мертвецы. Одного из них нашли неподалеку от дома № 11 на улице Слуцкого тамошние мальчишки.

Был ли бродяга пьян в тот роковой для него час или, может, болен, но, упав навзничь, он так и замерз в сугробе. Сейчас снег слежался, а сверху подтаял, и из-под грязно-белого покрова наружу показался труп, на который и наткнулись, выйдя гулять, дети. Покойник, пролежавший в сугробе, очевидно, с морозных январских дней, - мужчина средних лет без верхней одежды.

Постарше был бомж, тело которого обнаружила милиция в подвале дома № 1 на улице Надибаидзе. Похоже, что этот бедолага умер, изнуренный тяжелой простудой, - может, у него было воспаление легких? Впрочем, причину кончины человека без документов, без имени, без родственников вряд ли станут выяснять патологоанатомы.

А о смерти одного из случайных постояльцев подвала дома № 25 на улице Толстого сообщил старожил этого теплого, обустроенного натасканной со свалок, из мусорки рухлядью и тряпьем бомжатника:

- Рыжий пришел к нам вчера, и я сразу заметил - что-то с ним не так, лег лицом вниз и лежит. У нас было три бутылки водки! Сначала мы ему предлагали - молчит, видать, почему-то не хочет, ну, сами выпили и заснули. Сегодня я пошел за “пушниной”, вернулся, стал будить. Славка с Женькой проснулись, а этот нет. Я его пощупал - а рыжий-то уже окоченел.

Спали на просторном, застланном одеялами с помойки лежбище втроем: по краям Славка и Женька, посередке - труп. Очнувшийся с приездом милиции Женька, сообразив, что валяется рядом с мертвецом, с лежанки соскочил и принялся за мытье “пушнины” - собранных в мусорных контейнерах порожних бутылок, для отмачивания которых у бомжей в подвале стоит несколько баков с водой.

Ну а Славка, проснувшись возле покойника, сел на постели, похлопал глазами, дивясь поднявшейся вокруг суете, и лег досыпать, только к стенке отвернулся, чтобы не мешали.

Имя умершего в их обиталище гостя все трое здешних старожилов по пьянке забыли. Покойный сравнительно молод, рыжеволос и в изобилии “украшен” специфическими тюремными татуировками: на пальцах выколоты перстни, на запястье - орел, на спине - мадонна, скопированная, очевидно, с репродукции рафаэлевской Сикстинской.

Вполне возможно, что этот человек, скончавшийся в зловонном подвале на улице Толстого, недавно вернулся “от хозяина”, то есть из колонии после очередной отсидки, а поскольку жить ему было негде, скитался по многочисленным бомжатникам краевого центра, власти которого, к слову, уже и думать забыли о планировавшемся немало лет подряд открытии дома временного пребывания - ночлежки для наших бесприютных сограждан.