Профессор ТОИ против генерала ФСБ

В минувшую пятницу в Советском районном суде под председательством Елены Склизковой была рассмотрена жалоба профессора Владимира Сойфера на действия начальника УФСБ по Приморскому краю Сергея Веревкина-Рахальского. Истец в рамках гражданского дела просил признать осмотр сотрудниками силового ведомства своей квартиры на улице Магнитогорской незаконным, вернуть изъятые в его ходе документы.

15 февр. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №736 от 15 февр. 2000

В минувшую пятницу в Советском районном суде под председательством Елены Склизковой была рассмотрена жалоба профессора Владимира Сойфера на действия начальника УФСБ по Приморскому краю Сергея Веревкина-Рахальского. Истец в рамках гражданского дела просил признать осмотр сотрудниками силового ведомства своей квартиры на улице Магнитогорской незаконным, вернуть изъятые в его ходе документы.

Суд посчитал, что изъятие некоторых документов при осмотре квартиры профессора было незаконным и их должны вернуть хозяину, но о том, что сам осмотр был неправомерен, в решении не было сказано ни слова.

Представлявший на процессе интересы Владимира Сойфера Эрнст Черный, член общественной организации “Центр экологической политики России”, сказал: “Действия органов ФСБ 2 июля в квартире профессора показывают кризис жанра данной организации... Наследники КГБ всю жизнь могли бороться только с инакомыслящими и обеспечивать покой партийной номенклатуры”. Летняя акция ставит своей целью “наложить табу на все объективные исследования, касающиеся экологии и радиационных загрязнений”. Во время слушания г-н Черный пытался убедить суд в том, что переписка с иностранными корреспондентами профессора, заведующего лабораторией Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН Владимира Сойфера ни в коей мере не может рассматриваться как угроза национальной безопасности государства или разглашение государственной тайны. А все документы, которые были изъяты во время осмотра, по мнению ряда академиков и экологических организаций страны, “давно должны были быть рассекречены, так как соответствующий гриф был им присвоен ведомственными инструкциями в нарушение Конституции государства”. Настаивая на своих требованиях, представитель истца говорил, что без признания факта незаконного осмотра Сойфер не может продолжить работать в Приморье, так как вынужден все время оправдываться. Профессор пока остается в Москве.

Начальник юридического отдела ФСБ Приморья Юрий Белек, со своей стороны, утверждал: “Об экологии речи не идет. Однако часть материалов, изъятых в ходе санкционированного краевым судом осмотра квартиры, попали к Сойферу незаконно. Он получил их в штабе ТОФ, не имея соответствующего уровня допуска. Профессор использовал эти данные в своей работе. Они спокойно ходили по Институту океанологии ДВО РАН, и с ними знакомились все кому не лень. Налицо состав преступления - разглашения государственной тайны”. Если быть конкретнее, гостайна - это гидрографические карты залива Стрелок и бухты Чажма. Попади они в руки “врагов”, могли бы быть использованы для наведения на цели высокоточного оружия и корректировать работу отслеживающих этот район спутников.

“Сойфер сам рассказал нам об этом, будучи приглашенным для беседы в кабинет Веревкина-Рахальского. После осмотра лаборатории, объяснений сотрудников института был санкционирован и осмотр квартиры, где, как признал Сойфер, также хранились копии секретных документов”, - сказал Юрий Белек. По мнению ФСБ, не будь объявлена амнистия, дело Сойфера дошло бы до суда. А так оно было прекращено 9 ноября прошлого года. Что касается изъятия у Сойфера научных работ, видеокассет, не имеющих отношения к делу, паспортов, то здесь “ФСБ действительно переборщила и виновные были наказаны”.

Что касается извинений перед Сойфером, о чем было заявлено 25 января в Москве начальником управления программ содействия ФСБ Александром Здановичем в ходе встречи с представителями экологических организаций, то приморской ФСБ “никаких указаний на данный счет не поступало”.

Выслушав эти аргументы, суд решил, что ФСБ, конечно, погорячилась. Но совсем немного. Вопрос об извинениях в суде не рассматривался, будут ли они официально принесены главой ФСБ края - не ясно.