Охотники - не убийцы, а сторожевые леса

Иногда, слушая досужие разговоры о том, что, мол, промышляющие в Уссурийской тайге охотники губят все живое, безжалостно истребляя беззащитное зверье, хочется воскликнуть: “Охота это не хладнокровное убийство, а скорее состязание со зверем, когда ему дается шанс выжить. Как говорится, 50 на 50. И потом, к чему это ханжество? Ведь чуть ли не каждый из нас с удовольствием употребляет в пищу говядину или свинину, не задумываясь о том, что на бойне у животных вообще никаких шансов нет”.

14 янв. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №719 от 14 янв. 2000

Иногда, слушая досужие разговоры о том, что, мол, промышляющие в Уссурийской тайге охотники губят все живое, безжалостно истребляя беззащитное зверье, хочется воскликнуть: “Охота это не хладнокровное убийство, а скорее состязание со зверем, когда ему дается шанс выжить. Как говорится, 50 на 50. И потом, к чему это ханжество? Ведь чуть ли не каждый из нас с удовольствием употребляет в пищу говядину или свинину, не задумываясь о том, что на бойне у животных вообще никаких шансов нет”.

Побывав в охотхозяйстве “Южная долина”, что в Ольгинском районе, я нашел подтверждение этим размышлениям. С 1998 года пользователем охотничьих ресурсов в бассейнах рек Маргаритовки и Милоградовки является общественная организация “Институт устойчивого природопользования”. Надо сказать, что тамошняя земля необычайно богата всевозможным зверьем. И это, конечно же, привлекает сюда охотников.

- В свое время мы организовали в этих местах охотничье хозяйство, - рассказывает директор Института устойчивого природопользования Владимир Арамилев. - Обозначили границы нашей территории. Год назад купили в селе Лиственном старый дом, отремонтировали и организовали остановочный пункт для охотников. Даже построили баньку. В общем, необходимая инфраструктура у нас имеется. Теперь занимаемся охотхозяйственной деятельностью и охраной охотничьих ресурсов. Проще сказать, воспитываем из “браконьеров” настоящих охотников. А им мы всегда рады. Если кто-то захочет поохотиться в этих местах, то достаточно купить путевку, лицензию - и можно с полным правом идти в тайгу за зверем и птицей.

Надо сказать, что Арамилев в тайге человек неслучайный. В 80-х годах он работал в Ольгинском госпромхозе главным охотоведом. Так что эти места знает как свои пять пальцев. С ружьем на плече исходил окрестную тайгу вдоль и поперек. Сейчас он сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН. Имеет множество научных работ. Рядом с ним трудятся молодые ребята - студенты и аспиранты, которые так же, как и он, на практике изучают богатый растительный и животный мир Уссурийской тайги.

Как ни парадоксально, но получается, что настоящие охотники сами борются за сохранность животного мира. Члены охотничьего общества “Южная долина” за год работы приняли в свои ряды более 50 человек из числа местных жителей. Сейчас в охотколлективе более 80 членов.

Когда-то в доперестроечный период в Приморье насчитывалось 12 госпромхозов, восемь коопзверпромхозов и более десятка спортивных охотничьих хозяйств. Была относительная стабильность. Затем сложившаяся годами система рухнула. Но в 1995 году вышло постановление администрации Приморского края об аренде охотничьих угодий. Сейчас в крае насчитывается более 85 организаций, создавших охотничьи хозяйства. Многие из них год от года улучшают свои показатели. И можно констатировать, что нынешняя система ведения охотничьего хозяйства себя во многом оправдала.