Норковая шуба дала дуба?

Норковая шуба - мечта любой женщины. К сожалению, в последнее время у приморских модниц остается все меньше и меньше шансов на покупку шуб местного производства. Объяснить это просто - в крае практически не осталось действующих звероводческих хозяйств. А те, что пока существуют, с трудом сводят концы с концами.

30 дек. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №714 от 30 дек. 1999

Норковая шуба - мечта любой женщины. К сожалению, в последнее время у приморских модниц остается все меньше и меньше шансов на покупку шуб местного производства. Объяснить это просто - в крае практически не осталось действующих звероводческих хозяйств. А те, что пока существуют, с трудом сводят концы с концами.

Директор зверосовхоза поселка Валентин Лазовского района Александр Иванович Кияшко без малого 30 лет отдал работе на своем предприятии. Он буквально по крупицам создавал зверосовхоз, которым совсем недавно гордился весь район. В свое время здесь трудились 250 человек. До 50 тысяч голов дорогой норки когда-то насчитывало хозяйство. Ценные шкурки находили спрос не только в Приморье, но и за рубежом. Валентиновский зверосовхоз принимал участие в международных пушных аукционах, где получал самые высокие оценки. Он приносил миллионный доход в бюджет края. У предприятия были не только цеха с современным оборудованием, но и целая инфраструктура, куда входили клуб, столовая и детский сад. Для своих сотрудников зверосовхоз строил жилье. И все, что было сделано за годы упорного труда, рухнуло буквально в одночасье.

Когда-то валентиновский зверосовхоз замыкался на такую структуру, как Дальпушнина, которая не так давно была благополучно обанкрочена. Предприятие переподчинили Агропушнине. С ней произошла та же история. В результате зверосовхоз остался без реальной материальной поддержки, в которой в последнее время остро нуждался.

- Вся проблема была в кормах, - рассказывал Александр Иванович. - Если бы нам немного помогли, мы бы смогли благополучно дожить до забоя норок. Сохранили бы основное поголовье. А так пришлось кормить зверька чем могли - в последнее время держали на каше и воде. В результате у нас погибло 35 тысяч норок. В течение недели всех сожгли в кочегарке. Когда жгли, наши работницы плакали. И всего-то не дотянули до забоя каких-то два месяца.

Теперь в поселке Валентин из крупных предприятий остался еще рыбозавод. Да и тот работает исключительно на привозном сырье, поскольку своих судов уже нет. На рыбозаводе из персонала осталось всего 50 человек. А в зверосовхозе в последнее время было 120 сотрудников. И теперь даже они остались без работы.

Сказать, что директор зверосовхоза Кияшко все это время сидел сложа руки, будет неверно. Ездил в район, просил помощи, но местные чиновники только разводили руками, мол, что поделать, если такова процедура банкротства - всех на улицу, и весь разговор. Теперь вот и сам Александр Иванович ищет работу. Каково ему, уже пожилому человеку, видеть, как разрушается родное предприятие, которое в течение десятилетий создавал, можно сказать, своими руками?

В Приморье уже немало примеров того, что процедура банкротства губительна по своей сути. Умирают и так немногочисленные производства, люди остаются без средств к существованию, один на один с дикой стихией рынка. И валентиновский зверосовхоз лишняя тому иллюстрация. Сейчас в Приморье подобных хозяйств осталось всего два, да и те, как видно, чувствуют себя не слишком хорошо, если не сказать больше.

- Новые холодильники, кормоцех, цеха, где содержались норки, - все растаскивается, - говорил Александр Кияшко. - Люди разбирают все, что под руку попадется. Говорят, под зарплату, которую им не выплатили. Уникальное оборудование выносится каждый день. Без слез на это мамаево нашествие смотреть невозможно. Если сейчас зверосовхозу реально не помогут власти, то к весне от предприятия останутся одни стены.

А еще Александр Иванович пообещал, что тому человеку, который окажет помощь в сохранении зверосовхоза, подарят такую норковую шапку, что ему век не сносить.Может быть, стоит людям, получившим власть на недавних выборах, посмотреть повнимательнее в сторону звероводческой отрасли Приморья.