Приморье сделало свой непростой выбор

Ну вот и все - свершилось. Вскипело, выпало в осадок и кристаллизовалось. Выборы позади, а впереди - второй срок губернаторства Евгения Наздратенко. В минувшее воскресенье в Приморье наступил Новый политический год, с чем вполне можно поздравить читателей “В” и других газет, из которых исчезнут предвыборная мишура и конфетти агитационных материалов. Наверняка прошедший плебисцит оставит за собой длинный шлейф судебных разбирательств, но на главных направлениях царит “полная однозначность”.

21 дек. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №708 от 21 дек. 1999

Ну вот и все - свершилось. Вскипело, выпало в осадок и кристаллизовалось. Выборы позади, а впереди - второй срок губернаторства Евгения Наздратенко. В минувшее воскресенье в Приморье наступил Новый политический год, с чем вполне можно поздравить читателей “В” и других газет, из которых исчезнут предвыборная мишура и конфетти агитационных материалов. Наверняка прошедший плебисцит оставит за собой длинный шлейф судебных разбирательств, но на главных направлениях царит “полная однозначность”.

Триумф Евгения Наздратенко можно назвать торжеством неизбежности - едва ли был в Приморье вменяемый житель, который бы сомневался в его безусловной победе в губернаторской гонке. Даже сугубо предварительный характер результатов голосования позволяет так же уверенно говорить о несомненной победе Светланы Горячевой по 51-му одномандатному округу. Вероятно, именинником может считать себя и Юрий Копылов: хотя Приморский краевой суд и отменил выборы главы краевого центра, референдум по Уставу города все же, похоже, состоялся.

Ни плохая погода, ни очереди к избирательным участкам, ни неразбериха с количеством кандидатов и самих выборов, ни накопившийся за несколько лет жизни “при демократии” скепсис не помешали приморцам проявить свою политическую волю, в том числе и негативную. Если Приморье в целом проголосовало за стабильность в лице действующего губернатора, то традиционный “протестный электорат” краевого центра высказался против этой стабильности. Но данная ложка дегтя едва ли существенно испортила реальность губернаторского триумфа.

Особое лицо Владивостока

К числу самых больших неудач прошедшего плебисцита следует отнести очередной провал семнадцатой по счету попытки избрать городскую думу Владивостока. Информация из избирательных участков краевого центра поступает с большим опозданием по сравнению с отдаленными территориями края, поэтому ситуация с муниципальными выборами при подготовке этого номера “В” оставалась практически полной загадкой.

Вчера к обеду, после обработки одной трети бюллетеней, было вполне ясно, что по Владивостокскому одномандатному округу

№ 50 избрать депутата Госдумы не получилось: более 18 процентов голосов были отданы “против всех”. При этом лидирующие кандидаты Дубовик, Кучеренко и Борученко получили лишь чуть более 10 процентов.

Не нужно быть большим политологом, чтобы связать “протестное голосование” со снятием 17 декабря по суду кандидатуры экс-мэра Владивостока Виктора Черепкова. На эти грабли наступили уже во второй раз, и удар пришелся по многострадальной городской думе. По сугубо предварительным данным, в половине из 14 вакантных избирательных округов выборы не состоялись из-за голосовавших против всех. Шансы на избрание дееспособного городского собрания с минимум 16 депутатами из 22 для создания кворума крайне невелики. Тем более что они осложнены десятками, если не сотнями судебных разбирательств, иные из которых инициированы при регистрации кандидатов, а другие связаны с нарушениями при голосовании 19 декабря.

Однако нельзя не заметить существенную разницу по сравнению с аналогичной ситуацией январских муниципальных выборов этого года. Тогда “черепковский электорат” также “прокатил” выборы из-за снятия своего кумира, но теперь к 20 процентам черепковцев прибавилось 30 процентов за счет тех, кто остался не подверженным чарам мэра-экстрасенса. Поэтому предварительные 53 процента принявших участие в референдуме по Уставу города следует считать весомым достижением команды Юрия Копылова.

Скорее всего, Владивосток вкупе с Артемом будут выбирать своего депутата Госдумы через 90 дней - в марте. К этому дню, возможно, будут подверстаны даты выборов главы Владивостока (в случае принятия Устава) и 18-я попытка избрать городскую думу.

Герои и антигерои

В каждой компании есть свой “мальчиш-плохиш”, и предвыборная кампания в Приморье не стала исключением. В номинации антигероев на первый приз претендует, правда, никакой не мальчиш, а вполне зрелая политдама - незадавшийся кандидат в губернаторы Светлана Орлова. Она не рискнула, как Светлана Горячева, баллотироваться на второй срок по своему одномандатному округу. Но понимание бесперспективности открытой борьбы за голоса избирателей по Арсеньевскому округу не помешало Орловой выдвинуться в губернаторы, хотя шансы на успех при ее максимальном рейтинге в 4-5 процентов были более чем сомнительными. Вероятно, снятие кандидатуры Орловой с губернаторской гонки входило в ее планы. О не внесенной в декларацию имущества московской недвижимости семьи Орловых не знали разве что полные несмышленыши , и краевой суд не смог закрыть глаза на допущенную недостоверность. Не спасла регистрацию Орловой даже личная просьба губернатора сохранить ее в списке претендентов: Наздратенко был заинтересован в том, чтобы Светлана Юрьевна получила свои небольшие проценты, чтобы всей России, а то и Отечеству, стало бы ясно, какой ошибкой было включить ее в региональный список ОВР.

Единственная возможность сохранить лицо была Орловой использована, когда ее с шумом сняли с регистрации. После этого губернатор выступил с заявлением, что он с уважением относится к решениям Приморского краевого суда, хотя “эти решения (по Орловой и Черепкову. - Авт.) в некоторой степени лишают приморцев возможности высказать свое отношение к политическим программам кандидатов”.

Добавим от себя, что Орлова могла бы снять кандидатуру сама и отдать свои голоса “надежде оппозиции” Александру Кириличеву, как это сделал тот же Черепков, трезво оценивший собственные шансы. Но личные цели оказались выше, чем условно понимаемые демократические идеалы, номинально объединившие оппозиционных кандидатов в губернаторы в один блок.

Беспредельно чистые выборы

Весь день 19 декабря в редакции “В” не смолкал телефон. Звонили избиратели, возмущались по поводу отмеченных ими лично нарушений при голосовании. Точно так же они звонили в избиркомы, суды и прокуратуры, где было организовано выборное дежурство. Чаще всего жаловались на тесноту, на перенос участка в малодоступное место, на отсутствие своей фамилии в списках избирателей. Те, кто постарше и попривычнее, стояли в очередях к урнам, а молодежь не готова была ради своего конституционного права толпиться в духоте по 30-40 минут.

Были и вовсе вопиющие случаи, как, например, пока не подтвержденный сигнал о том, что на участке номер 94 в девятой средней школе краевого центра к семи вечера закончились бюллетени по выборам депутата Госдумы. А там, где бюллетени были в достатке, в них не хватало фамилий кандидатов - того же Кириличева, вычеркнутого, вероятно, в запарке вместо Орловой или Скрипилева. В Артеме телефонные террористы сообщили о заминированном участке, но по малолетству попались. К вечеру в крайизбиркоме появился юрист экс-мэра Владивостока Виктор Кириенко, который заявил, что в Первореченском районе выборы сорваны, поскольку там не дежурит представитель суда. Владивостокцам нет нужды объяснять, чем чреваты нарушения, отмеченные при голосовании или агитации. Наш большой опыт учит, что “подводные мины” закладываются под выборы со всех сторон “на всякий пожарный случай”. Но есть надежда, что авторитет многочисленных международных наблюдателей позволит обойтись без масштабного пересмотра итогов приморского плебисцита.

Как на всяких настоящих выборах, в Приморье не обошлось без своего маленького уотергейта. Николай Крецу, не последний человек в предвыборном штабе Евгения Наздратенко, заявил о прослушивании его кабинета Сергеем Грацем, доверенным лицом Александра Кириличева. Старожилы помнят, что в 1972 году американский президент Никсон отправился в отставку после скандала с прослушиванием предвыборного штаба демократов. В нашем случае использовалась гораздо более совершенная шпионская аппаратура, к тому же не республиканцы подслушивали демократов, а вовсе даже наоборот. И продолжение наверняка последует.