Ворота для инвестиций

Конечно, в России сейчас не существует нормальных условий для развития предприятий - зажим идет по всем направлениям: и по энерготарифам, и по налогам, и по кредитам, и по инвестициям... Владимир Щербаков имеет в виду прежде всего то, что нынешняя команда краевой администрации для перспективных предприятий находит возможности снижать контрольные цифры и проценты. А в итоге получается как раз то, о чем в одно из своих посещений написал Евгений Наздратенко на одном из сошедших с конвейера клееных брусов: “Все это фантастика на земле Приморья”. Знать, не зря помогал, обоюдные усилия - исполнительной власти и руководителя-мечтателя не смолола мельница реформ-однодневок, как это часто бывает. Наоборот, предприятие, а вместе с ним и поселок Пластун, процветают, развиваются...

15 дек. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №705 от 15 дек. 1999

Конечно, в России сейчас не существует нормальных условий для развития предприятий - зажим идет по всем направлениям: и по энерготарифам, и по налогам, и по кредитам, и по инвестициям... Владимир Щербаков имеет в виду прежде всего то, что нынешняя команда краевой администрации для перспективных предприятий находит возможности снижать контрольные цифры и проценты. А в итоге получается как раз то, о чем в одно из своих посещений написал Евгений Наздратенко на одном из сошедших с конвейера клееных брусов: “Все это фантастика на земле Приморья”. Знать, не зря помогал, обоюдные усилия - исполнительной власти и руководителя-мечтателя не смолола мельница реформ-однодневок, как это часто бывает. Наоборот, предприятие, а вместе с ним и поселок Пластун, процветают, развиваются...

они должны быть широко открыты, считает генеральный директор ОАО “Тернейлес” и доверенное лицо кандидата в губернаторы Евгения Наздратенко Владимир Щербаков

А в Пластун грядет... полная занятость

- У меня скоро будет дефицит кадров, - с ходу заявил Владимир Щербаков на наш обычный ныне вопрос о рабочих местах. На первый взгляд, это полный абсурд, потому что японская техника, работающая на промплощадке, кажется, как раз наоборот - обеспечивает минимальное использование рабочей силы. Это и машина по разделке хлыстов, которая, пропуская через свою “руку” хлыст, режет его на сортименты по параметрам, заложенным в ее компьютере; и комплексы по переработке низкокачественной древесины в щепу, где вообще одни кнопки; и погрузочно-разгрузочные машины... Собственно говоря, руками здесь работали лишь водители, машинисты, да, пожалуй, контролеры.

Щербаков, оказывается, имел в виду новое предприятие по переработке твердолиственных пород, которое даст 250 рабочих мест и которое уже имеет практически завершенный вид: сборный цех с технологическим оборудованием японского производства. Скоро сдадут сушильный комплекс. На наших глазах устанавливалась котельная, прибывшая из Италии и работающая на отходах деревопереработки, то есть практически на опилках и щепках, которых на промплощадке в избытке.

- Здесь мы будем делать изделия из дуба, ясеня, березы, - рассказывает директор нового деревообрабатывающего производства Алексей Бабицкий. - На его базе создадим совместное предприятие по типу уже действующего, - он показал рукой на недалекие голубые корпуса и продолжил: - Иначе очень трудно со своими изделиями выйти на японский рынок.

В тех голубых корпусах уже более двух лет производит клееный брус российско-японское (а лучше сказать: пластунско-японское) предприятие STS Technowood, само рождение, а затем и существование которого стали возможными именно благодаря нормальной инвестиционной политике, проводимой в крае.

Будет так же

Большая промышленность в Пластуне начиналась с базы по перегрузке леса, экспортируемого в Японию. Тот период всем известен, разговоры о необходимости налаживания глубокой переработки древесины так и остались разговорами. Нужны были новые экономические условия и новые люди. И они пришли. ОАО “Тернейлес” обладает контрольным пакетом акций нескольких крупных лесозаготовительных предприятий, и его генеральный директор Владимир Щербаков последние годы упорно двигался к цели, и Евгений Наздратенко, сам промышленник, хотя и не лесник, прекрасно его понимал - уж очень обидно поставлять в Японию за гроши приморский лес в бревнах.

Японцы в экономике - народ недоверчивый, но тут они решились. Создали совместное предприятие, где по 46 процентов уставного капитала имели ОАО “Тернейлес” и японская корпорация “Сумитомо”, еще одна японская фирма - “Севен индастриз” обладала 8 процентами. Неважно, кто и чем вошел. Главное, в июне 1997 года это предприятие, имеющее законченную технологию, выпустило первую продукцию - клееный брус, пользующийся большим спросом в домостроении Японии. Там из него строят не только малоэтажные жилые дома, но и мосты, амфитеатры стадионов и прочее - ведь этот брус можно парить, гнуть как угодно.

Много необычно фантастичного для российского производства увидели мы в длинном цехе, разделенном на участки, этого совместного предприятия, где трудятся 250 человек. Ручной труд удалось-таки увидеть в конце технологической цепочки - на укладке уже готового бруса. Начинается же процесс с механической очистки, затем компьютерного “раскроя” бревна. Вот это же самое уже наверняка ждет и новое предприятие по переработке твердолиственных пород - в действующем производстве в дело идет только мягкая хвойная древесина.

- Все делаем по японскому стандарту, - рассказывает генеральный директор STS Technowood Алексей Сурнин, - поэтому приходится постоянно испытывать брус. Дело в том, что главное к нему требование - клеевой шов должен обеспечивать большую прочность, чем собственно древесина, которая по годовым кольцам может лопаться.

Конечно, предприятие нацелено на рынок Японии, но, подчеркнули и Владимир Щербаков, и Алексей Сурнин, брус может купить любой россиянин. Вот только цена (а это около 500 долларов США за кубометр) для нашего потребителя пока неподъемна. Это правда, как правда и то, что уровень жизни в наших странах просто несопоставим. И может быть, именно благодаря широким возможностям, предоставленным в Приморье иностранному капиталу, наши предприятия смогут выйти на качественно новый технологический уровень.

Скажи, кто твой друг

Владимир Щербаков в Пластуне - в авторитете. Впрочем, не только там. Его очень хорошо знают на севере Приморья, да, наверное, и во всем крае. Пластунцы уважают его не за то, что он здесь, как тот царек, который может карать и миловать. Нет, не владивостокцы, а именно они первыми почувствовали на себе все прелести высокотехнологичного производства и отчасти совсем не темного быта. А за этим стоит Владимир Щербаков.

Ведь по большому счету это его усилиями создана “маленькая Япония” в тернейской глуши. Не без помощи краевой администрации. Снижение налога на имущество по деревообработке, различные другие льготы, предоставленные и совместному, и изначально головному предприятиям, помощь в получении щадящих кредитов и инвестиций, позволяющих получать ноу-хау и новейшие технологии, - без всего этого еще неизвестно, как развивалось бы ОАО “Тернейлес” с его “совместками”. Вот почему Владимир Щербаков, не задумываясь, согласился стать доверенным лицом Евгения Наздратенко в компании по выборам губернатора края. Дело тут не просто в благодарности - мол, услуги надо отрабатывать. У него, уже состоявшегося руководителя с заглавной буквы, взгляд на происходящее в экономике Приморья и в целом России масштабнее местечковых интересов.

- В крае создана нормальная обстановка для развития промышленности, - подчеркивает Владимир Щербаков. - Льготы предоставляются наиболее перспективным предприятиям, которые определяют экономическое лицо Приморья. Хватит нам разоряться, падать, опускаться, становиться сырьевым придатком промышленно развитых стран. Я за то, чтобы в крае те положительные тенденции в экономике, которые определились в последние годы, были еще более закреплены и развиты.

Не случайно так подробно рассказываем о генеральном директоре и его предприятии. Говорят же на Руси: “Скажи мне, кто твой друг...” Владимир Щербаков не единственный руководитель, поддерживающий Евгения Наздратенко. А значит, вполне можно определить его пристрастия - это грамотные специалисты, талантливые руководители, которые способны совместными усилиями поднять уровень жизни приморцев.

Ну а враги... Те по другую сторону баррикад со своими целями и задачами.