Выстрелы по телефону попали в сердце

В Арсеньеве зафиксирован факт телефонного вандализма с последствиями, буквально потрясшими весь город. Неизвестными пока злоумышленниками в одном из разводящих узлов АТС вырезано три медьсодержащих кабеля длиной почти 17 метров. Без телефонной связи остались сразу 211 семей, во многих из них есть ветераны и инвалиды, нуждающиеся в регулярной оперативной связи.

26 нояб. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №696 от 26 нояб. 1999

В Арсеньеве зафиксирован факт телефонного вандализма с последствиями, буквально потрясшими весь город. Неизвестными пока злоумышленниками в одном из разводящих узлов АТС вырезано три медьсодержащих кабеля длиной почти 17 метров. Без телефонной связи остались сразу 211 семей, во многих из них есть ветераны и инвалиды, нуждающиеся в регулярной оперативной связи.

От инфаркта миокарда трагически скончался начальник узла связи в Арсеньеве

Специалисты ГУЭС на эту криминальную аварию среагировали с ходу. В течение двух дней большинство телефонов заработало вновь, а к моменту выхода газеты последствия погрома “металлистов” будут ликвидированы полностью. По данному факту возбуждено уголовное дело, им занимаются все компетентные органы Арсеньева.

Но... Так случилось, что от инфаркта миокарда в ходе этих событий скоропостижно скончался начальник городского узла электрической связи, один из авторитетнейших в Приморье руководителей этой отрасли Иван Бебик. Буквально за пару часов до своей смерти в беседе с корреспондентом “В” он сообщил, что устал бороться с “металлистами”, а реальной помощи ниоткуда не видит. Связисты работают не столько на профилактику инженерных коммуникаций, сколько в режиме ремонта, все больше теряя материально. И привел ряд примеров по ноябрю.

Так, несколько дней назад из пистолета Макарова в центре города пятью выстрелами был расстрелян телефон-автомат. А в подъезде одного из домов ради 300 граммов силумина содрали распределительную коробку. Только в счет зарплаты, начисленной за восстановление электросвязи названных 211 абонентов, работникам ГУЭС будет выплачено около 4 тысяч рублей, гораздо больше стоят детали, приобретенные для ремонта.

И может быть, стоит задать наконец вопрос: а не пора ли в целях профилактики подобного, например, хотя бы на год вообще запретить приемку лома цветных металлов? Можно, конечно, искать зацепки в Конституции и уголовном законодательстве, но нужно все-таки исходить из аморальности того закона, который позволяет единицам наживаться на горе тысяч и миллионов людей. Который действует против интересов общества. Не секрет, что хотя бы относительно “честный” металлолом уже много лет назад обрел покой в плавильных печах металлургических предприятий не столь России, сколь ближнего зарубежья. Почти все, что сегодня сдается на пункты приема лома цветных металлов, идет туда же, но теперь это уже точно ворованное на предприятиях, кладбищах, дачах, у частных лиц. Распиленное, разбитое, расплющенное под металлолом. У честных людей от этого, как видим, сердце разрывается...