Профессор Сойфер вывел чекистов на чистую воду

Директор ФСБ России Николай Патрушев посчитал, что во время обысков 3 июля этого года у профессора, заведующего лабораторией Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН Владимира Сойфера были допущены нарушения. По сведениям информационного агентства “Восток”, главный “эфэсбэшник” страны известил об этом российскую академию наук и потребовал от начальника ФСБ Приморья “привлечь к дисциплинарной ответственности сотрудников, принимавших участие в организации и проведении этих оперативно-следственных мероприятий”.

25 нояб. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №695 от 25 нояб. 1999

Директор ФСБ России Николай Патрушев посчитал, что во время обысков 3 июля этого года у профессора, заведующего лабораторией Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН Владимира Сойфера были допущены нарушения. По сведениям информационного агентства “Восток”, главный “эфэсбэшник” страны известил об этом российскую академию наук и потребовал от начальника ФСБ Приморья “привлечь к дисциплинарной ответственности сотрудников, принимавших участие в организации и проведении этих оперативно-следственных мероприятий”.

Напомним, что в свое время приморские чекисты уверенно заявляли, что имелась информация о нарушениях в секретном делопроизводстве в лаборатории Сойфера в Тихоокеанском океанологическом институте ДВО РАН. “Если есть предпосылки для утечки информации, то их надо устранять”, - уточнил, в частности, начальник УФСБ по ТОФ Николай Соцков. Вместе с тем перспективы возбуждения уголовного дела в отношении профессора, специалиста в области ядерной океанологии уже с момента проведения обыска выглядели более чем туманно. Несмотря на то, что в постановлении о проведении обыска говорилось, что “действия Владимира Сойфера создают угрозу государственной и военной безопасности РФ”, с него никто не взял даже подписку о невыезде.

Сам Сойфер, которому в его 70 лет после этих событий стало плохо, отправился в июле в Москву на лечение. В столице он неоднократно заявлял, что “все изъятые материалы касаются радиационной безопасности и, следовательно, согласно статье 7 закона о государственной тайне не могут быть засекречены. На рассекречивание моей лабораторией сведений о радиационном загрязнении Тихоокеанского региона были получены все официальные разрешения”. Прозвучавшие сейчас извинения Николая Патрушева подтверждают де-факто правоту профессора.