На путине реанимации

О боях за основные фонды ОАО “Приморрыбпром”, длившихся около трех лет, о материальных и человеческих потерях в ходе этих битв (заказное убийство генерального директора Андрея Захаренко) краевые, да и центральные СМИ сообщали довольно подробно. Но вот уже, пожалуй, с год, как тема исчезла с газетных полос и из телерадиовыпусков. Одно из двух, решили мы, отправляясь в поездку по ряду производственных подразделений этого предприятия: либо не за что стало воевать и все участники разбрелись по домам каждый со своим кушем, либо наконец определился победитель, который тихо и мирно делает свое дело. Случилось, всегда это бывает, третье.

23 нояб. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №693 от 23 нояб. 1999

О боях за основные фонды ОАО “Приморрыбпром”, длившихся около трех лет, о материальных и человеческих потерях в ходе этих битв (заказное убийство генерального директора Андрея Захаренко) краевые, да и центральные СМИ сообщали довольно подробно. Но вот уже, пожалуй, с год, как тема исчезла с газетных полос и из телерадиовыпусков. Одно из двух, решили мы, отправляясь в поездку по ряду производственных подразделений этого предприятия: либо не за что стало воевать и все участники разбрелись по домам каждый со своим кушем, либо наконец определился победитель, который тихо и мирно делает свое дело. Случилось, всегда это бывает, третье.

Предприятия "Приморрыбпрома" после многолетнего простоя начали постепенно выходить из комы банкротства

Городские халявщики

В Каменке, что в Дальнегорском районе, к городским отношение особое. Неодобрительно ворча, что-то вроде “опять эти из города понаехали... начальство небось какое за рыбой на халяву”, “аборигены” все-таки указали нам деревянное двухэтажное здание заводоуправления. На здешнем жаргоне - “контора”. Кое-как развеяв подозрительность заводского руководства, мы добились небольшой экскурсии по предприятию.

На сегодняшний день в хозяйстве рыбозавода “Каменский” - коптильный, рыбообрабатывающий, кулинарный и консервный цеха, мощная морозильная камера, установка по производству рыбной муки. Директор Анатолий Химичук полон оптимизма: жизнь на предприятии за последние восемь месяцев стала понемногу налаживаться. До этого - почти трехгодичный простой. Однако сегодня люди уже привыкают ходить на работу, получать небольшую (500-600) рублей, но более или менее стабильную зарплату.

За эти восемь месяцев здесь выловили около 400 тонн рыбы, выпустив продукции на 4,4 миллиона рублей. Сотрудничество с Путятинским комбинатом и рыбоколхозом “Огни” по заморозке рыбы принесло еще миллион восемьсот.

- Понемногу погашаем задолженность, оставленную по наследству, - рассказал директор. - Немного поднимемся, будем прорываться на внешний рынок, на внутреннем - не выжить.

Кстати, Химичук отметил, что ныне находящийся в аренде у муниципалитета рыбозавод - один из немногих примеров взаимопонимания между чиновниками и промышленниками.

Надежда “валентинок”

Рыбозавод “Валентин” встретил нас безлюдным двором и скучающим на проходной одиноким вахтером. Весь персонал, а это в основном женщины, в цехах на своих рабочих местах. Перекуры здесь не поощряются. Да и выходных как таковых почти не бывает. По словам рыбообработчиков, на “Валентине” работают тогда, когда “есть работа”. За обычную 6-часовую смену здесь получают 11 рублей. Правда, бывает, работницам приходится проводить в сыром цехе по 11-12 часов.

- Да мы днями тут готовы вкалывать, лишь бы работа была, - признавалась одна из “валентин”.

Увы, приходится считаться с тем, что из-за отсутствия собственного флота предприятие работает на давальческом сырье и практически “с колес”. Между тем завод этот по-своему уникален. В мае 1973-го здесь впервые в СССР начали выращивать морскую капусту, заниматься морским ежом. Здесь же впервые обрел промышленное воплощение термин “марикультура”. Ранее, когда у “Валентина” было восемь МРС, вели активный промысел: ловили камбалу, терпуг, ходили в экспедиции на минтай. Тогда цех засолки рыбопродукции, рассчитанный на 70 тонн рыбы в сутки, не справлялся с поступающими объемами. Однако таких объемов здесь не видели уже давно.

Правда, заводчане немалые надежды связывают с нынешним генеральным директором ПРП Олегом Теном. Они считают, что раз он именно здесь начинал и проработал около 14 лет, то имеет некоторые моральные обязательства перед коллективом. К тому же все местные проблемы знает как никто другой, а значит, погибнуть предприятию не даст.

“...Хоть спи с этими железяками”

Следующим пунктом нашего назначения был Дальнереченск. Выбор, на первый взгляд, неоправданный ни с географической точки зрения, ни в плане экономии бензина. Однако именно там, за сотни километров от побережья, находится предприятие, накрепко связанное с морским промыслом.

Директор Дальнереченского бондарного завода Сергей Качесов даже похвастал: его предприятие, оказывается, единственное в структуре “Приморрыбпрома”, которое ни на день не прекращало свою работу.

- Крутимся, договариваемся, работаем. Если бы хоть на день встали - все, конец производству, - делится он своими соображениями. - Дерево растащили бы на дрова да на личную застройку. Агрегаты, где есть цветной металл, давно бы прошли оборот на базаре. Ушлых хватает. Особенно “металлисты” одолевают. У нас до сих пор некоторые детали и узлы с присутствием цветного металла работники берут под личную сохранность. Хоть спи с этими железяками после смены, - невесело закончил Сергей Иванович.

Спрос на основную продукцию предприятия - бочку - зависит от сезона. В период рыболовецкой путины берут. Основные заказчики - Сахалин, Камчатка, Хабаровский край и родное Приморье. Полгода работают на реализацию, полгода на склад. Раньше в межсезонье выручал госзаказ - армия, милиция и “места не столь отдаленные”, то бишь ИТК. Все для солений брали. Госзаказ теперь термин исторический. С тех пор потребность в бочке сократилась в 20 раз. Поэтому здесь организовали коптильный цех, который ныне приносит ДБЗ 1,5 миллиона рублей в год. Кроме того, часть продукции цеха меняют на сырье для бочек. Лес приходит аж из Красноярска. Кочесов объяснил, что там дешевле, поскольку наша, приморская древесина практически вся идет на экспорт.

Зарплата и здесь невелика - те же 500-600 рублей. Однако никаких задолженностей перед работниками нет. Поднять оплату пока нет возможности. Федеральные налоги выплачиваются исправно, с местными - руководство завода также пытается разобраться вовремя.

В перспективе администрация предприятия надеется получить разрешительные билеты на заготовку леса, “пробивание” которых дается ДБЗ с большим трудом. С продажи леса можно неплохо зарабатывать, к тому же это еще и сырье для производства.

* * *

Конечно, мы все знаем, как трудно проходит восстановление больного после реанимации. И все же хорошо уже то, что хотя бы ряд предприятий рыбной отрасли вышли из комы и постепенно наращивают объемы производства. Сейчас им нужна реальная и моральная, и материальная помощь. Все остальное сделают люди, которые, как бы тяжело ни было, до сих пор связывают свое благополучие с промышленной рыбной ловлей и рыбообработкой, так бесславно несколько лет назад отданных на алтарь криминальной борьбы за передел собственности.