На смертный бой... не пойдем

Еще три-четыре года назад их исчисляли тысячами, в эту же, 82-ю годовщину Великого Октября на центральную площадь Владивостока пришло человек 200. Чтобы не обидеть - пусть 300. Но не более, если, конечно, не считать проходящих.

10 нояб. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №688 от 10 нояб. 1999

Еще три-четыре года назад их исчисляли тысячами, в эту же, 82-ю годовщину Великого Октября на центральную площадь Владивостока пришло человек 200. Чтобы не обидеть - пусть 300. Но не более, если, конечно, не считать проходящих.

Все было по-прежнему - те же лозунги, правда, выправленные в соответствии со злобой нынешнего дня. Те же лица, правда, изрядно потрепанные временем. И в речах, и в принятой резолюции досталось, конечно, всем: от ныне действующего губернатора; естественно, Чубайса, уже давно ставшего мальчиком для битья на подобного рода мероприятиях; и конечно, до Ельцина, а самое интересное - Путина. Он, оказывается, по мнению организаторов митинга, уничтожает чеченских боевиков исключительно в целях лучшения собственного имиджа.

Вообще конструктивного на митинге было мало. И дело не в том, что его устроители - а это приморские организации КПРФ, ВКП(б), движение в защиту армии и другие “левые” - не смогли зажечь народ. Просто мероприятие прошло под откровенно милитаристскими лозунгами. Чего стоит только этот, заканчивающий листовку КПРФ: “Наше дело правое - победа будет за нами”.

Но все стало ясно тогда, когда по завершении митинга зазвучала... Как вы думаете, какая песня? Не угадаете. Это была:

Вставай, страна огромная,

Вставай на смертный бой...

И далее по тексту. Ничего не имею против притязаний “левых” на власть, но, однако, не через смертный-то бой.