Наши приехали!

Они остались почти прежними. Хотя стали и немного другими. Впрочем, там, в Дагестане, вернее, в Чабанмахи, корреспонденты "В" в таком качестве их не видели. Во Владивостоке они оказались отцами, любящими мужьями и вообще совсем не теми бойцами, которые держали в своих руках не просто село, а, без преувеличения, весь Буйнакский район. Речь о нашем ОМОНе, который вернулся домой вчера, как раз накануне Дня милиции.

10 нояб. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №688 от 10 нояб. 1999

Они остались почти прежними. Хотя стали и немного другими. Впрочем, там, в Дагестане, вернее, в Чабанмахи, корреспонденты "В" в таком качестве их не видели. Во Владивостоке они оказались отцами, любящими мужьями и вообще совсем не теми бойцами, которые держали в своих руках не просто село, а, без преувеличения, весь Буйнакский район. Речь о нашем ОМОНе, который вернулся домой вчера, как раз накануне Дня милиции.

В канун профессионального праздника - Дня милиции домой из Дагестана вернулся отряд приморского ОМОНа

Сначала о дагестанских проводах. Из Чабанмахи наших ребят никуда не переводили. Почти два месяца они зачищали, а проще говоря, охраняли это село. Они пережили тот этап, когда в село пускали только хозяев усадьб и только в дневное время. Они думали, что начнутся проблемы, когда гражданская власть разрешит вернуться всем жителям - детям, матерям, старикам... Но опасения оказались напрасными. Когда, готовясь к отъезду, они собирали всю свою “амуницию”, к “базе” подошла делегация местных дагестанских женщин. Много хорошего они говорили в адрес наших ребят из ОМОНа, но лучше всех сказала девчушка-подросток:

- На кого вы здесь нас оставляете, они же опять придут.

Комментарии тут излишни. Когда дагестанцы говорят о “них”, они всегда подразумевают боевиков, “вахов”. Скажем больше, дагестанцы куда как охотнее доверяют приморцам, нежели собственным милиционерам. И тому подтверждение телеграмма главы администрации Буйнакского района Магомеда Расул Алхлаева, пришедшая в адрес краевой администрации:

“Выражаю... благодарность от имени всего населения Буйнакского района за высокий уровень подготовки отряда и за проявленные самоотверженность, мужество и отвагу при выполнении гражданского и служебного долга, сопряженных с риском для жизни...”

Не будем обращать внимание на стиль, главное, что все это правда. Тем более что сразу по приезде в Буйнакск именно наши ребята по просьбе этого самого главы охраняли мэрию. И, должен заметить, никаких эксцессов во время дежурства нашего наряда там не возникало.

Вообще в Дагестане наши ребята оставили лишь друзей. Конечно, кроме ваххабитов, мешающих жить основной массе населения. И, может быть, именно поэтому встреча ОМОНа в Приморье была столь теплой и торжественной. Сначала на въезде в город их встретил “добрый гений” отряда Валерий Яшин - за ним были устройство отряда, спонсоры, но главное, именно он, будучи заместителем начальника УВД, сопровождал отряд до Буйнакска, а затем Чабанмахи, и именно он помог Роману Беляеву, бывшему в паре с трагически погибшим Алексеем Беляевым, попасть в престижную столичную больницу.

А потом была торжественная встреча на главной базе владивостокского ОМОНа. Здесь были все - и генерал Васильев, и Юрий Копылов, и Евгений Наздратенко, которому, кстати, командир ОМОНа Геннадий Тарабаров подарил кавказский кинжал. А самое главное, были жены и дети, которые по просьбе губернатора и нарушили строй. Все так и было. Евгений Иванович, с каждым из пятидесяти поздоровавшись за руку, не стал много говорить. Сказал лишь, обращаясь к женщинам:

- Они ваши...

Что говорить, они действительно наши. И они приехали.