На хуторе близ свалки карантин

В поселке у бухты Щитовой, что неподалеку от главной владивостокской свалки, на дороге выставлен милицейский кордон. Машины, проходящие транзитом (как известно, это шоссе мимо свалки идет к Шаморе и дальше в Шкотово), милиция пропускает беспрепятственно, но если в поселке вы захотите свернуть направо, вас остановят

31 авг. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №650 от 31 авг. 1999

В поселке у бухты Щитовой, что неподалеку от главной владивостокской свалки, на дороге выставлен милицейский кордон. Машины, проходящие транзитом (как известно, это шоссе мимо свалки идет к Шаморе и дальше в Шкотово), милиция пропускает беспрепятственно, но если в поселке вы захотите свернуть направо, вас остановят

Там нынче карантин. И никто в этих убогих строениях, что укрылись за леском справа от дороги, сейчас не живет. Вернее, они живут, но не у себя дома, а в инфекционном отделении бассейновой медсанчасти рыбаков и в городской инфекционной больнице на Эгершельде. Четверо, кто уже умер бы от холеры, если бы врачи их не откачали, и 39 человек, которые могли бы разнести заразу по всему городу.

На хуторе, как называют эту часть поселка его старожилы, повсюду замки. Видно, когда увозили здешних обитателей в инфекционку, только и успели они что навесить замки на все двери своего обветшавшего жилья. Рядом с этим строением типа старый барак и худыми сараюшками стоит дом получше, поновее, тут, похоже, и хозяева покрепче завзятых свалочников. Но и здесь теперь на двери замок, а на столе во дворе так и остались недокрученными несколько банок помидоров.

А к редакционной машине повыскакивали из всех щелей хутора оголодавшие кошки и собаки: забрали хозяев, никто не кормит.

Кормили-то их, наверное, сытно, тем же, чем питались сами, - продуктами со свалки.

- А я холеры не боюсь, - заявила корреспондентам "В" одна из поселковых старух, с которыми мы собрались у колодца. - Смотрите: у нас вода из колодца, он глубокий, чистый. Вчера, кстати, медики пробу брали. А те, на хуторе, воду берут из болотца, что у них за сараями. Кормимся мы с огорода, от своего хозяйства. А они тащат со свалки то помидоры подгнившие, то колбасу тухлую.

- Это же бичва, богодулы, - пояснила ее соседка. - Барак-то, в котором они живут, давно списанный. Его бы надо развалить или сжечь. А они понабились туда, как тараканы. Лично я думаю - они от водки заболели. Ведь они, пока их не забрали, месяц пили без просыпу. Их дружок, нерусь, азербайджанец, привез шут знает сколько какой-то забракованной водки. Вот они этот самопал пили, а закусывали яйцами. В общем, допились и со свалки яиц обожрались.

Кто еще ел эти яйца и кто еще общался с изолированными теперь вирусоносителями, выясняла в эти минуты в соседнем дворе врач городской поликлиники № 3 Людмила Куприянова. Подворный обход участкового терапевта затянулся - попробуй-ка, припомни, когда ты в последний раз разговаривал с Кухарчуком или делился с Толиком, у которого больные ноги, картошкой со своей грядки, - поэтому корреспонденты "В" отправились тем временем в расположенный дальше по дороге, еще ближе к свалке, поселок Рыбачий. Тут, слава богу, никто пока холерой не заболел.

- Удивительно, - грустно усмехнулась здешняя жительница Наталья Суховей. - Ведь именно мы должны были заболеть этой проклятой холерой. Вы знаете, что у нас уже больше месяца нет воды?!

Услышав, о чем идет речь, нас окружили сердитые аборигены рыбачьего. И действительно, есть от чего негодовать и даже впадать в отчаяние. Оказывается, из-за того, что давно не платит ближайшая к поселку войсковая часть, “сидящая” на тутошней нитке водопровода, владивостокский“Водоканал” попросту перекрыл эту нитку и для надежности заварил в Рыбачьем водоразборную колонку.

- Вояки не платят, а нас за их долги оставили без воды, - возмущаются Наталья Алексеевна и ее соседи. - И мы вынуждены черпать ведрами вот из этой грязной речки, которая выше по течению проходит аккурат через могильник.

- Вон там раньше был большой свинарник, - показывают они, - подсобное хозяйство треста ресторанов и столовых. 600 свиноматок держали, а потом хозяйство пришло в упадок, начался падеж, и дохлых свиней захоронили. Этот скотомогильник и омывается речкой, из которой мы сейчас берем воду.

- Кипячу, кипячу ее, и все равно боюсь, что какие-то микробы останутся, - вздыхает Наталья Суховей. - Кстати, те мужики, что позаболели в Щитовом, эту воду прямо так, из речки пили, и яйца они пили сырые. Ведь на свалку не так давно привезли аж восемь грузовиков подпорченных яиц. Вот они, кто со свалки питается, и набирали себе каждый день. Один мне хвастал: “Я семьсот штук натаскал!” А на прошлой неделе двое шли со свалки с полными сумками, сели тут у речки отдохнуть и давай сырые яйца пить. Смеялись: мол, на три тухлых всегда одно хорошее попадется. Налопались яиц, водой из речки запили и пошли к себе на хутор.

...Неизвестно, как там у китайцев, а наша, владивостокская, холера родом со свалки и ее окрестностей. Городская свалка у бухты Горностай в опасной близости от людского жилья и популярных пляжей - это нонсенс. Свалку нужно выносить за пределы города.

Когда море неспокойно, волны и течения несут все мерзкие стоки со свалки - в зависимости от направления ветра - или к Шаморе, или в бухту Щитовую, где тоже оборудован пляж и даже в эти тревожные дни действуют прокат пляжного инвентаря и киоски с едой и прохладительными напитками.

А в устьях впадающих в Горностай и Щитовую грязных речушек местные пацаны ловят рыбу. Спустя час после поездки корреспондентов “В” по “холерному” поселку мы увидели одного из этих подростков на Луговой - он продавал свою рыбу возле автобусной остановки. И кто гарантирует, что у покупателя не разболится после ужина живот, не начнется так называемая неукротимая рвота, и не окажется в итоге бедолага в одной палате с населением пресловутого хутора?