Куда нас ведут?

На днях во Владивостоке хоронили сержанта Горячкина. Ему оставалось всего несколько месяцев до увольнения в запас. Он был водителем военного грузовика на Северном Кавказе. Машину подорвал фугас с дистанционным управлением.

19 авг. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №645 от 19 авг. 1999

На днях во Владивостоке хоронили сержанта Горячкина. Ему оставалось всего несколько месяцев до увольнения в запас. Он был водителем военного грузовика на Северном Кавказе. Машину подорвал фугас с дистанционным управлением.

Кто устроил теракт - не знает никто. Будет ли вестись расследование - тоже. Намерен ли кто-нибудь из вышестоящих военачальников объяснить убитой горем матери, зачем послали ее сына на смерть, мы тоже не знаем и, видимо, не узнаем никогда. Как не узнают тысячи и тысячи осиротевших семей по всей матушке-России, во имя чего гибнут их дети в необъявленной войне.

А между тем кавказский молох приобрел принципиально новые очертания. Это уже не региональный, пусть даже масштабный конфликт, а настоящая агрессия против суверенного государства.

Можно, конечно, спорить по поводу термина. Дескать, нагнетаем страхи. Большинство воюющих - наши граждане (только вот непонятно, чьи - России или Советского Союза?), но то, что в рядах боевиков немало наемников из Пакистана, Афганистана, Иордании, уже не вызывает сомнений.

Больше всего поражает в этой ситуации отношение власть предержащих - президента, Госдумы, Совета федерации. В любом мало-мальски уважающем себя государстве, даже в Буркина-Фасо, малейшие поползновения на суверенитет вызывают немедленную реакцию верховной власти. Для начала - хотя бы заявление или обращение к народу. Это аксиома. Мы же опять впереди планеты всей. Огонь подбирается к нашим жилищам, а у нас других забот невпроворот - тасуются правительства, устраиваются предвыборные игры, столичный бомонд тешится рейтингами на самих себя...

Происходят вещи просто поразительные, не поддающиеся никакой логике, как будто живем в зазеркалье. Уже несколько дней по всем каналам независимого российского телевидения выступает то один полевой командир, то другой и обстоятельно так, словно о самом обыденном, говорит о войне против неверных, то есть всех нас с вами, о священном походе исламского мира на Российскую империю. Представьте, с аналогичными речами в 41-м к советскому народу по советскому радио обратились бы Гитлер или Геббельс.

Вот уж поистине коллективный Распутин.