На пороге большой войны

Я не знаю, за что сняли Степашина. Думаю, никто в стране этого точно не знает. Но, как и любой человек, я имею право на свою точку зрения. Так вот, я глубоко убежден, что главная причина отставки Степашина состоит в том, что он упустил из-под контроля ситуацию в Дагестане.

11 авг. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №640 от 11 авг. 1999

Я не знаю, за что сняли Степашина. Думаю, никто в стране этого точно не знает. Но, как и любой человек, я имею право на свою точку зрения. Так вот, я глубоко убежден, что главная причина отставки Степашина состоит в том, что он упустил из-под контроля ситуацию в Дагестане.

Неужели во Владивосток снова пойдут цинковые гробы с Кавказа?

Сообщения информагентств, просеянные через официальное сито, скупы и маловразумительны. Однако внимательное их изучение не оставляет сомнений: мы на пороге новой кавказской войны. И она может оказаться пострашнее того, что в 1995-96 годах происходило в Чечне.

Мы, живущие на дальнем краешке России, вряд ли можем утешаться тем, что между нами и предгорьями Кавказа 10 тысяч километров. Военно-транспортная авиация покрывает это расстояние за считанные часы, а наши морпехи отнюдь не забыли запах гари горящего Грозного, как и бойцы сводных отрядов приморского ОМОНа, СОБРа, отдельной роты ППС прекрасно помнят серпантин горных перевалов между Хасавюртом и Ботлихом, непролазную грязь вокруг блокпостов в Кизляре и Аксае, удушливую пыль Ногайских степей.

Что это - воспоминания о будущем?

Вполне может быть. По одной из версий, условное деление сменяющих друг друга премьеров звучит следующим образом: Степашин - “голубь”, Путин - “ястреб”. И если не смог договориться миротворец Степашин, значит, должны заговорить пушки Путина. Впрочем, почему должны? Они уже говорят...

Снимок, который мы здесь приводим, корреспондент “В” сделал полтора года назад в горном дагестанском селе Ботлих. Прапорщика отдельной роты ППС краевого УВД Петра Медведева (со снайперской винтовкой Драгунова) и старшего сержанта этой же роты Дмитрия Бондаря (с пулеметом Калашникова) я фотографировал на блокпосту возле ботлихского аэропорта. Высота над уровнем моря - около 2 тысяч метров. Тут вам не равнина, тут климат иной; да и правила войны (если у войны могут быть правила) здесь несколько другие. Достаточно перекрыть Харибский перевал (высота - 3.200 метров), и половина горного Дагестана будет отрезана.

Сегодня и сам Ботлих, и названия соседних сел - Анди, Тлох, Гимры, Гуниб звучат как в сводках с театра военных действий. А позапрошлой зимой здесь располагалась 6-я группа оперативного управления МВД, и командовал сосредоточенными в зоне силами замначальника нашего краевого ГАИ полковник милиции Юрий Оборин. Войны тогда здесь как бы не было. Но старший сержант Константин Бедратьев вернулся из Ботлиха во Владивосток с простреленной навылет ногой.

...В этом номере “В” мы публикуем материал о том, как на днях во Владивостоке хоронили погибшего в Дагестане Александра Горячкина. До этого три года в Приморье цинковые гробы с Кавказа не приходили. История, как известно, развивается по спирали. Очередной виток?..

Мы связались с краевым УВД. Как нам сообщили, пока что никаких директив из министерства по подготовке сводных отрядов в Дагестан нет. Пока нет.

Но есть другие события, происходящие без лишнего шума. 28 июля отдельное подразделение морской пехоты ТОФ - более 100 человек - убыло для постоянного несения службы в дагестанский город Каспийск. По информации “В”, там формируется новое подразделение морской пехоты. Воевать в горах морпехам вроде бы не с руки, однако весной 1995-го 106-й полк морской пехоты ТОФ самые большие потери понес именно в горных ущельях.

...Я не знаю, за что сняли Степашина. Но если в Дагестане действительно начнется полномасштабная война, то снимать надо будет уже президента...