Когда “зацветет “Ландыш”?

Если собрать все материалы, опубликованные “В” за последние 5-7 лет по проблеме утилизации жидких радиоактивных отходов (ЖРО) Тихоокеанского флота, то это будет увесистый фолиант, томов иных потяжелей. Проект по созданию специальной плавучей установки, сооружаемой с привлечением целевых иностранных инвестиций, начинался с грандиозной помпой. Проходили шумные совещания, пресс-конференции, а приморцам обещали, что вода возле ядерных объектов флота скоро будет чище, чем в швейцарских озерах. Но, видимо, слово “скоро” можно понимать по-разному: год шел за годом, а сроки сдачи в эксплуатацию чуда современной техники с нежным названием “Ландыш” все сдвигались и сдвигались. Конечно, все мы привыкли к отечественному долгострою. Однако в “выращивании” “Ландыша” львиная доля ответственности лежала и лежит на иностранных партнерах... И все-таки, похоже, что хоть и черепашьими темпами, но проблема продвигается к своему разрешению. Об этом свидетельствует материал, присланный из Большого Камня нашим собственным корреспондентом. 14 июля в Большом Камне планируется начало активных испытаний плавучего завода по переработке жидких радиоактивных отходов. На борт ПЗО для очистки будут приняты ЖРО с завода "Звезда". Планируемое событие послужило поводом для нового разговора корреспондента "В" с начальником отдела по ядерной и радиационной безопасности завода Александром КИСЕЛЕВЫМ

7 июль 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №620 от 7 июль 1999

Если собрать все материалы, опубликованные “В” за последние 5-7 лет по проблеме утилизации жидких радиоактивных отходов (ЖРО) Тихоокеанского флота, то это будет увесистый фолиант, томов иных потяжелей. Проект по созданию специальной плавучей установки, сооружаемой с привлечением целевых иностранных инвестиций, начинался с грандиозной помпой. Проходили шумные совещания, пресс-конференции, а приморцам обещали, что вода возле ядерных объектов флота скоро будет чище, чем в швейцарских озерах.

Но, видимо, слово “скоро” можно понимать по-разному: год шел за годом, а сроки сдачи в эксплуатацию чуда современной техники с нежным названием “Ландыш” все сдвигались и сдвигались. Конечно, все мы привыкли к отечественному долгострою. Однако в “выращивании” “Ландыша” львиная доля ответственности лежала и лежит на иностранных партнерах...

И все-таки, похоже, что хоть и черепашьими темпами, но проблема продвигается к своему разрешению. Об этом свидетельствует материал, присланный из Большого Камня нашим собственным корреспондентом.

14 июля в Большом Камне планируется начало активных испытаний плавучего завода по переработке жидких радиоактивных отходов. На борт ПЗО для очистки будут приняты ЖРО с завода "Звезда". Планируемое событие послужило поводом для нового разговора корреспондента "В" с начальником отдела по ядерной и радиационной безопасности завода Александром КИСЕЛЕВЫМ

Плавучая установка по переработке ЖРО готовится к активным испытаниям

- Александр Михайлович, я не случайно говорю осторожно - "планируется"...

- Действительно, сдача ПЗО планировалась еще в 1996 году, затем плавно переходила в 1997, 98-й и теперь 99-й год.

- Иностранные представители выдвигают версию о том, что в истоке подобного затягивания сроков сдачи объекта лежит русская бюрократия.

- Ничего подобного! Плавучий завод стоял два года у причала завода "Восток" - филиала АО "Амурский судоремонтный завод", где строилась платформа для установки по переработке ЖРО. Во время изучения документов и испытаний на неактивной воде выявлены веские технические недоработки, вынесены замечания, которые переданы для устранения строителям-подрядчикам из американской фирмы. И это устранение длится уже третий год.

- Странно. У меня сложился стереотип американского трудяги, ритмично и стабильно выполняющего свое дело в течение всего рабочего времени...

- Задержка идет из-за ежедневных пустопорожних разговоров. Американские коллеги пытаются всеми способами снять замечания. Не устранить указанные нами недоделки, а отойти в сторону от решения вопросов. На этой почве были уволены шесть начальников американской группы, работающей в Большом Камне, фирма в результате затянувшейся достройки несет приличные убытки, но завершение работ по-прежнему пробуксовывает.

- И кто же финансирует достройку?

- Финансирование полностью с японской стороны, российские деньги на строительство ПЗО не поступают. Дополнительное финансирование идет только при наличии необходимого обоснования. Например, при испытаниях был поставлен вопрос об отсутствии счетчика-расходомера, контролирующего объем удаляемого воздуха через систему спецвентиляции. Мы обосновали его необходимость в соответствии с нашими нормативами, и Япония финансировала закупку.

В дальнейшем, согласно проекту госзаказа на 1999 год, Минатомом предусмотрено выделение средств на переработку ЖРО на ПЗО "Ландыш". По условиям контракта за первый год работы мы должны представить Японии отчет о результатах работы. Это связано с технадзором за перерабатывающим комплексом и гарантийными обязательствами. При успешном завершении испытаний будет подписан приемный акт.

- Не случится ли "пробуксовка" и 14 июля?

- Загадывать не будем. Этому событию предшествовала долгая подготовка, в том числе постоянные испытания установки на неактивной воде - химических соединениях, имитирующих растворы, которые в дальнейшем будут перерабатываться на ПЗО. Испытания подтвердили, что установка на 100 процентов способна утилизировать радиоактивную воду. Таков итог долгосрочной работы госкомиссии в составе представителей госсанэпиднадзора, Минатома, Минэкономики, специалистов завода "Звезда".

- Бурные страсти вокруг ПЗО в Большом Камне утихли, но "страшилки" по поводу ее наличия на территории завода "Звезда" все же остались.

- Общественное мнение, сформированное долгими домыслами, переломить очень сложно. Независимо от того, прекратились разговоры или нет, острота проблемы не снята. Установка нужна и заводу, и городу - это неотъемлемая часть технологического производства "Звезды". На заводе уже накоплен значительный объем жидких радиоактивных отходов, которые необходимо срочно превратить в безопасное состояние. Требуется переработка ЖРО и на утилизируемых подводных лодках, тем более что на заводскую территорию планируется поставка на разделку до четырех АПЛ в год.

- Но у причала завода есть свое перерабатывающее судно - "Пинега"...

- Все системы "Пинеги" пришли в нерабочее состояние. После того как ее передали военным, она ни разу не запускалась в эксплуатацию. Восстановление судна, как очищающего радиоактивные отходы, не планируется, предусматривается его переоборудование.

"Ландыш" - единственный комплекс, способный на современном уровне утилизировать накопленные и образующиеся на заводе ЖРО.

- Вы уверены, что на экологию не повлияют те отходы, которые при переработке на ПЗО будут выбрасываться в воздух?

- Выброс идет через фильтры спецвентиляции, установлены соответствующие приборы, контролирующие активность воздуха. Выбросы представляются на экспертизу в государственный санитарный надзор. Весь проект изучен государственной экологической экспертизой. Выбросы ПЗО значительно чище, чем у некоторых производственных объектов, оборудованных устаревшей или малоэффективной специальной вентиляцией.

- Существует мнение, что с целью предосторожности лучше все же, если ПЗО загрузится ЖРО и отойдет подальше в море, где и произведет переработку.

- Установка не самоходная. При необходимости ее, конечно, можно отбуксировать к объекту. Но для нормальной работоспособности нужен причал со специальным оборудованием, обеспечивающим безопасную приемку ЖРО, подающим воду, электроэнергию и так далее.

- Жидкие радиоактивные отходы очистили, полученные твердые сгрузили, что дальше?

- Твердые отходы поступают в зацементированные емкости, гарантирующие их безопасность. Затем согласно заключенному договору вывозятся на комбинат "Радон" для последующего захоронения.

- Проблема очистки радиоактивных отходов остро стоит и в Северодвинске, где также есть заводы, утилизирующие АПЛ.

- Да, там строится аналогичная установка по переработке ЖРО. Проект несколько отличается от нашего. Его разрабатывал институт Минатома. Установка будет стационарной. Финансирование строительства производят Норвегия и США.