Ни космос, ни море нам не нужны...

Ситуацию с продажей “Маршала Неделина” и подвешенным состоянием большого разведывательного корабля (БРЗК) “Урал” корреспондент “В” попросил прокомментировать контр-адмирала в отставке Юрия Максименко. В течение десятилетия - с 1981 по 1991 год - Юрий Спиридонович служил начальником управления разведки Тихоокеанского флота, принимал эти корабли из новостроя, его управлению в оперативном отношении они большей частью и подчинялись.

17 июнь 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №609 от 17 июнь 1999

Ситуацию с продажей “Маршала Неделина” и подвешенным состоянием большого разведывательного корабля (БРЗК) “Урал” корреспондент “В” попросил прокомментировать контр-адмирала в отставке Юрия Максименко. В течение десятилетия - с 1981 по 1991 год - Юрий Спиридонович служил начальником управления разведки Тихоокеанского флота, принимал эти корабли из новостроя, его управлению в оперативном отношении они большей частью и подчинялись.

- Тому, чему мы сегодня становимся свидетелями, можно и должно ужасаться. Но можно и просто рассматривать эту ситуацию в контексте происходящих событий. И тогда всякое удивление пропадет само по себе. Ведь все в этом мире взаимосвязано.

Начнем с “Маршала Неделина”. Корабль этот, хоть и приписанный к нашему ведомству, проходил, в первую очередь, по линии космических программ. Одной из его главных задач было слежение за космическими объектами и обеспечение их устойчивой связи с Центром управления полетами. Естественно, что благодаря установленным на его борту уникальным комплексам он мог вести и эффективную разведывательную деятельность, но главным для него, повторю, был все-таки космос. Теперь, посмотрите, что происходит в сегодняшней России с программами освоения космоса. Но сначала вспомним, что в 1957 году, через 12 лет после опустошительной и разрушительной войны мы запустили в космос первый спутник. Сегодня прошло 12 лет после того, как впервые прозвучало слово “перестройка”. И на космос у нас нынче денег нет. Так называемые реформы оказались поэффективнее, чем деятельность Мамая. Последнее наше достижение - станция “Мир” - вот-вот рухнет на наши головы... А раз “нет” космоса - значит автоматически становится ненужной и вся создавшаяся под него инфраструктура. Поэтому со свертыванием орбитальных программ судьба “Маршала Неделина” была предопределена - он попросту стал никому не нужен, а содержание его, даже у причальной стенки, обходилось слишком дорого. И корабль, которому только 15 лет (а значит, он не выслужил еще и половины срока), отправляется в утиль. Как негодный хлам...

Что касается БРЗК “Урал”, то здесь, на мой взгляд, ситуация еще сложнее и страшнее. Таких кораблей нет больше ни в России, ни в мире. Его строительство в 80-е годы находилось под постоянным контролем правительства. На доводку и приемку корабля были собраны лучшие офицеры со всех флотов. И это было вполне закономерно. Дело в том, что “Урал” абсолютно уникален - это самый эффективный в мире плавучий разведывательный комплекс. И создание его было не случайным, это был ответ на определенные действия некоторых государств. Ведь вдоль границ нашего государства, практически по всему периметру, в том числе и на Дальнем Востоке, расположены военные базы других государств, что позволяет им вести активную авиационную разведку. Конечно, многое сегодня контролируют спутники, но одно другое подменить не может. Мы же - в силу географии - не в состоянии вести авиаразведку у другого берега океана. Вот для этой-то цели и был создан БРЗК “Урал”. Ну, представьте себе уровень его возможностей: допустим, на ракетной базе Вальденберг (штат Калифорния, США) пошла из шахты ракета - практически с этой секунды “Урал”, находящийся за 8 тысяч километров, контролирует ее полет.

...Говорят, нынешняя концепция национальной безопасности России утверждает, что у России нет противников. Может быть, это и так, может быть, не стоит больше наращивать ядерные арсеналы. Но вся история человечества - от древности до наших дней - показывает, что безопасность государства обеспечивается в первую очередь разведкой. Могу сказать, что еще не так давно соединение разведывательных кораблей Тихоокеанского флота насчитывало более 15 единиц. Не менее 8 кораблей постоянно находились в море - в Тихом и Индийском океанах. Интенсивность использования наших кораблей всегда была выше, чем в любом другом соединении флота. Но и на любой вопрос командования мы всегда готовы были дать аргументированный ответ.

...И готовящееся решение по “Уралу” и вообще отношение к разведке были бы понятны, если бы они были адекватны тому, что происходит вокруг нас. Но поинтересуйтесь у специалистов ПВО: может быть, американские самолеты-разведчики перестали “висеть” вдоль наших границ, контролируя территорию на огромную глубину? Поинтересуйтесь у противолодочников: может быть, американские подводные крейсера уже не появляются у берегов Камчатки?.. Я думаю, что ответ на эти вопросы вы сможете получить достаточно легко.

А вот получим ли мы ответ на другой вопрос: кому выгодно, чтобы Россия осталась без Тихоокеанского флота? Ведь то, что осталось, скоро мы вправе будем называть лишь флотом Японского моря...