Гора боеприпасов чудом не рванула

Более чем на сутки раньше срока начался “праздничный салют” во Владивостоке. 8 мая около 13.20 в южной части полуострова Черкасского на берегу бухты Диомид в Первомайском районе раздался взрыв. К счастью, в момент инцидента поблизости не было людей, поэтому никто не пострадал. Однако последствия “фейерверка” могли быть непредсказуемыми, уступающими лишь взрывам на складах Тихоокеанского флота на Второй Речке и Горностае, - ведь рядом под открытым небом находилась целая гора боеприпасов.

12 май 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №589 от 12 май 1999

Более чем на сутки раньше срока начался “праздничный салют” во Владивостоке. 8 мая около 13.20 в южной части полуострова Черкасского на берегу бухты Диомид в Первомайском районе раздался взрыв. К счастью, в момент инцидента поблизости не было людей, поэтому никто не пострадал. Однако последствия “фейерверка” могли быть непредсказуемыми, уступающими лишь взрывам на складах Тихоокеанского флота на Второй Речке и Горностае, - ведь рядом под открытым небом находилась целая гора боеприпасов.

Прибывшие к месту происшествия, на причалы фирмы “Магеллан” (раньше вся эта береговая полоса и складские помещения принадлежали управлению “Приморрыбснаб” производственного объединения “Приморрыбпром”), офицеры-спасатели во главе с начальниками управлений по делам ГО и ЧС Ленинского и Первомайского районов подполковниками Владимиром Гавенко и Александром Быковым были просто поражены. Прямо на пирсе находилась огромная куча боеприпасов - мин для минометов 40 мм и более, артиллерийских и зенитных снарядов калибром от 100 до 130 миллиметров, гильз от снарядов и крупнокалиберных патронов. Всего - до 1500 единиц.

По мнению саперов, от 20 до 25 процентов этих боеприпасов являлись боевыми или снаряженными взрывчатыми веществами. Руководитель администрации города Юрий Копылов распорядился выставить охранение вокруг опасной зоны. С 8 мая на пирсе должно было находиться оцепление. Однако вчера утром корреспонденты “В”, побывавшие на “складе временного хранения мин и снарядов”, не заметили какого-либо караула.

Зато прямо к пирсу был пришвартован транспортный рефрижератор “Сатурнас”, прибывший с грузом мороженой рыбы накануне ночью во Владивосток из Охотоморской экспедиции. Члены экипажа спокойно выгрузили на берег доставленную продукцию. В разговоре с моряками удалось выяснить, что такое соседство со свалкой боеприпасов их совсем не насторожило. Ведь проржавевшая полностью куча “железяк” валяется здесь больше года. Тем не менее моряки сами оградили кучу боеприпасов и вывесили предупреждающие надписи: “Не подходить! Опасно для жизни”.

По свидетельству очевидцев, неизвестные лица доставили на барже несколько сот килограммов металлолома и свалили все на пирсе. А вот вывезти в дальнейшем забыли. Так и лежали снаряды и мины, гильзы до предпраздничного взрыва. Следствию еще предстоит выяснить, откуда они взялись, кто пытался сбыть груз в виде лома. Саперам также придется определить, почему один из снарядов “взбунтовался”.

Теперь весь опасный груз специалисты должны разобрать и вывезти на военный арсенал для его дальнейшей утилизации.

Совпадением можно считать проведенное перед праздником в здании краевой администрации заседание межведомственной комиссии по борьбе с коррупцией. На нем перед руководителями силовых ведомств выступил губернатор Евгений Наздратенко. Он напомнил, что в Приморье начиная с 14 мая 1992 года шесть раз рвались склады с боеприпасами и вооружением Тихоокеанского флота и Дальневосточного военного округа. Сильнее всего полыхали арсеналы на Второй Речке, в Новонежино и Барано-Оренбургском, в Воздвиженке и на Горностае. Брошенными боеприпасами усеяна вся земля ранее милитаризованного (определение самого губернатора. - Ред.) края. Каждый год гибнут и получают увечья гражданские люди, случайно или сознательно разбиравшие на металл взрывчатые вещества.

Евгений Наздратенко считает, что необходимо срочно (как в воду глядел) выйти с обращением к президенту России и в министерство обороны для выделения из федерального бюджета ассигнований отдельной строкой для обеспечения охраны складов с боеприпасами, поиска и дальнейшей утилизации брошенных взрывчатых веществ. Свое отношение обязана высказать и краевая дума.