Григорий Пасько сидит без зарплаты

Обвиняемый в государственной измене в форме шпионажа журналист капитан второго ранга Григорий Пасько впервые дал в военном суде Тихоокеанского флота показания по существу предъявленных ему обвинений. Ранее он отказывался беседовать со следователями и не говорил во время процесса. Об этом сообщили на пресс-конференции, организованной газетой “Владивосток”, адвокат военного журналиста Анатолий Пышкин и общественный защитник, генеральный директор Русского ПЕН-клуба, член исполкома международного парламента писателей в Страсбурге Александр Ткаченко.

6 май 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №587 от 6 май 1999

Обвиняемый в государственной измене в форме шпионажа журналист капитан второго ранга Григорий Пасько впервые дал в военном суде Тихоокеанского флота показания по существу предъявленных ему обвинений. Ранее он отказывался беседовать со следователями и не говорил во время процесса. Об этом сообщили на пресс-конференции, организованной газетой “Владивосток”, адвокат военного журналиста Анатолий Пышкин и общественный защитник, генеральный директор Русского ПЕН-клуба, член исполкома международного парламента писателей в Страсбурге Александр Ткаченко.

Защитники военного журналиста провели пресс-конференцию в редакции газеты “Владивосток”

По словам представителей защиты Григория Пасько, последний заявил, что “уголовное дело целиком и полностью сфабриковано, высосано из грязных пальцев КГБ-ФСБ, не содержит никаких доказательств и состоит из лжи, домыслов и предположений”. “Показания Григория Пасько стали произведением журналистского искусства. Я был потрясен его способностью обоснованно показать, что он невиновен. Он бы мог ограничиться только последней фразой, однако обстоятельно, пункт за пунктом доказал полную несостоятельность обвинения, не оставив от него камня на камне”, - считает Александр Ткаченко.

По мнению общественного защитника, целью этого “позорного процесса” является желание правоохранительных органов сделать журналистов ручными, указывать им что и как писать, вернуться в старые застойные времена. Причина возникновения дела кроется в систематических отказах Пасько от сотрудничества с органами ФСБ, а также в предпринятом журналистом расследовании - куда делись 100 миллионов долларов, выданные флоту Японией для строительства противорадиоактивных объектов. Документы по последней теме были изъяты при обыске в квартире Пасько, но пропали. Они не значатся ни в протоколах обыска, нет их и в деле.

Анатолий Пышкин также уточнил, что дело было сфабриковано. “20 следователей УФСБ по ТОФ в течение полугода лепили это дело. Но им очень не повезло с обвиняемым. Он оказался гораздо умнее их. После того как Григорий дал свои показания, он фактически из обвиняемого превратился в обвинителя. Я полагаю, что кое-кому из следователей сейчас придется отвечать по закону”, - сказал адвокат.

Сам Григорий придерживается такого же мнения. Из его выступления на суде следует, что “настоящее уголовное дело... совершенно незаконно и должностные лица, причастные к этому (имеюся в виду г-да Угрюмов - тогда начальник УФСБ РФ по ТОФ, Егоркин - начальник следственного управления УФСБ РФ по ТОФ, Сучков - прокурор ТОФ и другие. - Прим. ред.), являются преступниками и понесут уголовную ответственность”.

По словам общественного защитника Ткаченко, в суде “руководители флота, офицеры среднего звена и гражданские лица повели себя как порядочные люди, несмотря на мощное давление со стороны правоохранительных органов”. Ни одно из показаний не является обвинительным для Григория, скорее все они оправдывают журналиста.

“Свидетеля Ралина допрашивали по 12 часов без перерыва, не давая попить или выйти. Но в суде он был честен и рассказал об этом. Российские сотрудники компании NHK заявили, что не задумывались над тем, какие протоколы допроса подписывают. Не доказан сам факт передачи секретных якобы схем военного объекта. Григорий, по мнению следствия, зарисовал схему по памяти, хотя в этой военной части бывают даже иностранцы и видят эту схему, и сотрудники УФСБ на эти факты смотрят сквозь пальцы. Доклад по финансовому состоянию ТОФ, по словам самого начальника этого управления флота г-на Шевченко, не является секретным. Более того, не является тайной даже аналогичный доклад Минобороны по всем вооруженным силам страны. Однако задним числом следствие его “засекретило”, - говорит Александр Ткаченко. Он также привел такой разговор Пасько с японским журналистом, который был записан органами ФСБ и стал частью доказательной базы.

Пасько: “Завтра вылетаю в Японию”.

Японец: “А где будешь жить?”

Пасько: “Пока не знаю. Вроде бы договорился с одной частной гостиницей. Как думаете, 500 долларов мне хватит?”

Японец: “Да”.

Пасько: “Я хочу взять еще переводчика, у меня есть 10 тысяч иен для этого. Хватит?”

Японец: “Цена нормальная”.

Адвокаты справедливо задают вопрос - так ли встречают японцы своих шпионов из других стран с документами?

По мнению защиты, Григорию Пасько сейчас просто необходимо изменить меру пресечения. В суд поступило около полутора тысяч обращений из различных стран и от общественных организаций, требующих принять такое решение. Писатели Дальневосточного отделения Русского ПЕН-клуба также обратились с заявлением, в котором требуют “немедленного освобождения Григория Пасько из-под стражи”. Директор отделения Александр Колесов и исполнительный секретарь Алексей Аверкин призвали всех коллег, разделяющих такую позицию, поставить свою подпись на этом документе.

Пока, впрочем, к вопросу об изменении меры пресечения обвиняемому суд повторно не возвращается. Сейчас суд вызвал для допроса из Японии трех сотрудников компании NHK. Их ожидают увидеть во Владивостоке 12 мая. Также в качестве дополнительных свидетелей вызваны два сотрудника ФСБ. Будет давать пояснения и сам Пасько. Прогнозы - дело неблагодарное, однако адвокаты надеются, что процесс завершится в конце мая. “Вариантов три. Приговор - обвинительный или оправдательный. Или возвращение дела на дополнительное расследование. Мы будем добиваться оправдания, хотя за всю историю России и СССР по этой статье не оправдан ни один человек, и это должно стать прецедентом. Самый худший вариант - дополнительное расследование, но без изменения Григорию меры пресечения. А следовательно, он может находиться в СИЗО еще год или более. Поэтому мы и настаиваем на его немедленном освобождении”, - сказал Анатолий Пышкин.

Кстати, что касается отношений Пасько с NHK, то Григорий обратился в Хамовнический районный суд Москвы с заявлением об отзыве иска и прекращении дела о его претензиях к японской компании по поводу нарушения авторских прав, то есть показа в соседней стране фильма “Зона повышенной опасности” без согласования с автором. Пасько считает, что “журналистам негоже выяснять отношения между собой в судебных инстанциях - это противоречит моим (Пасько. - Прим. ред.) понятиям о журналистской этике”.

Между тем представители Григория Пасько намерены обратиться в судебные инстанции еще по одному поводу. Уже более года ТОФ не платит ему деньги, хотя это противоречит закону. Ведь Григорий Пасько еще не признан виновным по суду. Видимо, у некоторых сотрудников ФСБ и руководителей флота вина Пасько уже сейчас не вызывает сомнений.