Пожалела бабушка своего убийцу

Задушил и ограбил приютившую его из жалости владивостокскую старушку 19-летний парень из Дальнегорска.

9 апр. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №574 от 9 апр. 1999

Задушил и ограбил приютившую его из жалости владивостокскую старушку 19-летний парень из Дальнегорска.

83-летняя Мария Ивановна в своей квартире на Военном шоссе жила одна, но одинокой не была: каждый день ее навещали сын, дочь или зять, приносили продукты, помогали с уборкой, стирали. А недавно, придя, увидели незнакомого парня.

- Тот и говорит: мол, она на квартиру меня берет, - рассказывает зять. - Оказывается, ей зачем-то понадобилось выйти из дома, а на обратном пути подошел этот парень, пособил дойти (она с двумя тросточками ходила), довел бабушку до 3-го этажа и разжалобил.

- Мы ее отговаривали, - плачет дочь, - ведь ежедневно приходим, мама накормлена, ухожена, что еще надо? А она твердила свое: “Ну пусть Женя у меня живет, вы его не обижайте, он такой вежливый, такой хороший. Тем более что по ночам я одна боюсь”.

Не боялась Мария Ивановна только две ночи, которые провел в ее квартире Евгений Н., окончивший в Дальнегорске училище по специальности столяр-плотник и приехавший во Владивосток искать работу. А на третью ночь Женя задушил свою престарелую хозяйку и обчистил ее жилье.

Заехавшие назавтра, как обычно, проведать Марию Ивановну дочь и ее муж обнаружили мать задушенной прямо в древней железной кровати посреди разгрома: незамысловатый старушечий скарб был полностью, до нитки, вывернут из каждого ящичка мебели, из старомодного сундука, и все, представляющее хоть какую-нибудь ценность, исчезло.

А что ценного-то можно было найти у этой несчастной, не дожившей до своего определенного судьбой смертного часа бабушки? На стене - плюшевый ковер с оленями, на полочках - недорогие иконки, свечки, грошовые фарфоровые безделушки 50-х годов, на столе - коробочки и скляночки с лекарствами... Вор выгреб дешевенький советский хрусталь, обеденную и чайную посуду, не погнушался даже рефлектором-обогревателем.

И отправился продавать эти вещи на железнодорожный вокзал, где и был во время своей торговли задержан сотрудниками милиции.

Как выяснилось, “хитроумный” Евгений Н. надеялся, что на него не подумают, в убийстве не обвинят, ведь он намеренно оставил в доме № 36 на Военном шоссе собственные вещички и документы, а дверь “своей”, снятой у старушки комнаты запер. Говорит, что собирался через пару дней прийти как ни в чем не бывало, удивиться: “Ах, беда-то какая! А меня как раз дома не было”, и продолжать жить в этой квартире!

Но поскольку взяли Женю милиционеры с уликами - бабушкиным имуществом, отпирался он недолго и в убийстве сознался в тот же день, в среду - к слову, это было Благовещенье, церковный праздник, очень почитаемый Марией Ивановной А.

Сейчас Евгений отвечает на вопросы следствия, показывая на месте преступления, как душил, как воровал. К слову, у милиции, помимо вопросов к преступнику, сразу возникли и другие - все ли у него в порядке с головой?

Зачем было душить во сне немощную старуху, которая и так не оказала бы грабителю никакого сопротивления? Как можно было придумать столь идиотский план ухода от обвинения - “а меня дома не было”? И не побоялся бы человек с нормальной психикой сразу после убийства устроить распродажу похищенного?

В любом случае молодой жене, которую Евгений, поехав на заработки, оставил в родном Дальнегорске, долго придется ждать возвращения суженого - то ли из колонии, то ли из спецбольницы.