Кровавые пласты угольной аферы

“Дайте сигарету и попить”, - сказал очнувшийся Игорь. Он лежал на полу, руки связаны за спиной. Придя в себя, парень сразу даже не сообразил, что с ним произошло. Только когда почувствовал пронзительную боль во всем теле и увидел, что лежит в луже собственной крови, понял - он в доме у своих убийц. Один из них, Владимир, сидел рядом и покуривал после расправы над жертвой и очередных ста граммов. От внезапности злоумышленник аж подскочил с табурета, а потом удивленно произнес: “Вот... Ты же давно сдохнуть должен был. Живучий, гад”, - и, словно мясник, взялся за нож. “Не дури, вызови “скорую помощь”, - взмолился Игорь. “Это ты не дури. Труп дотла спалю, так что душа твоя долго на земле не задержится, никто никогда тебя не найдет”, - были последние слова, которые услышал израненный 25-летний парень. Следующие четыре удара стилетом стали для него смертельными...

8 апр. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №573 от 8 апр. 1999

“Дайте сигарету и попить”, - сказал очнувшийся Игорь. Он лежал на полу, руки связаны за спиной. Придя в себя, парень сразу даже не сообразил, что с ним произошло. Только когда почувствовал пронзительную боль во всем теле и увидел, что лежит в луже собственной крови, понял - он в доме у своих убийц. Один из них, Владимир, сидел рядом и покуривал после расправы над жертвой и очередных ста граммов. От внезапности злоумышленник аж подскочил с табурета, а потом удивленно произнес: “Вот... Ты же давно сдохнуть должен был. Живучий, гад”, - и, словно мясник, взялся за нож. “Не дури, вызови “скорую помощь”, - взмолился Игорь. “Это ты не дури. Труп дотла спалю, так что душа твоя долго на земле не задержится, никто никогда тебя не найдет”, - были последние слова, которые услышал израненный 25-летний парень. Следующие четыре удара стилетом стали для него смертельными...

В Артеме арестована банда, сбывавшая налево шахтерскую продукцию

Труп Игоря действительно не нашли. Убийцы расчленили тело, словно тушу, а затем Козлов (все фамилии изменены, так как приговора суда еще не было) вынес из дома в двух синтетических мешках то, что несколько часов назад было человеком, и сжег в районе старого стрельбища в Артеме. Позже на месте полыхавшего несколько часов в безлюдном районе костра оперативники нашли только фалангу среднего пальца руки - все, что осталось от молодого, полного сил человека.

Бизнес-план бывшего офицера

Демобилизовавшийся офицер советской армии Евгений Преснин решил заняться бизнесом. Причем коммерция была весьма своеобразной. Через знакомых он познакомился с заместителем начальника Смоляниновского угольного разреза шахты имени Артема Казбековым. Тот передавал Преснину неиспользованные талоны, по которым на разрезе можно было получить уголь по льготному тарифу. После этого “офицер-бизнесмен” изготовлял подложные счета-фактуры и приходные кассовые ордера. По ним он получал топливо и сбывал его Шкотовскому хлебозаводу, где начальником был еще один знакомый Преснина.

Деньги Казбеков и Преснин делили между собой, иногда кое-что перепадало водителям, отвозившим уголь. Все складывалось для Преснина удачно на протяжении нескольких месяцев. Однако факты повторного использования льготных талонов, по которым уходил налево уголь, вскрылись в конце 1997 года при проведении ревизии. Договориться замять дело с главным бухгалтером шахты имени Артема Преснину не удалось. Женщина сообщила о выявленных случаях руководству “Приморскугля”, после чего началась полномасштабная проверка.

Понимая, что выйдут на него очень быстро - многие знали, кто получал уголь по документам, Преснин решил заметать следы. Сначала он вынашивал планы поджога в бухгалтерии на шахте, искал на “непонятливую” компромат. Не вышло. Тогда Преснин, как сказано в обвинительном заключении, “создал банду для нападения на нее и ее родственников в целях похищения и последующего их убийства”. В эту группу Преснин вовлек своего соседа Андрея Еремина, знакомого Азамата Гаринова, охранника Владимира Козлова, приятеля последнего Дмитрия Шагина. Еремин и Гаринов не могли отказать, так как были должны “отработать долг” за нанятого бизнесменом адвоката (Гаринов находился под судом за кражу, а денег для оказания квалифицированной юридической помощи у него не было). Охранник у Преснина особо не возражал против “дополнительной работы”. В своем доме на улице Хасанской в Артеме Козлов имел целый арсенал: обрез, переделанный из газового под 8-миллиметровые патроны револьвер, гладкоствольное охотничье ружье, стилет.

Жертву приговорили заранее

Преснин и его “боевая гвардия” разработали сразу два плана воздействия на несговорчивого бухгалтера. Первым из них предусматривалось похищение и убийство ее сына Игоря, другим - похищение и расправа над Игорем и самим бухгалтером. То есть “воздействие” заранее предусматривало совершение убийства.

Шагин лично знал Игоря. Поэтому когда он и Козлов приехали к нему и попросили продать немного дизельного топлива (а Игорь работал на автобазе), парень не удивился. Договорились о встрече на следующий день. Козлов и Гаринов на этот раз остались дома на улице Хасанской в Артеме, а Шагин и Еремин отправились на машине к Игорю в Штыково. Там на выданные Пресниным деньги купили водки и предложили жертве “обмыть сделку”. В конце возлияний друзья предложили Игорю съездить в Артем “к женщинам”. Не ожидавший подвоха парень согласился.

Там Шагин и Гаринов продолжили распивать со своим гостем горячительное, Козлов прятался до поры до времени в соседней комнате с револьвером и веревкой. Еремин, принявший на грудь слишком много, оставался в машине. Преснин же ожидал результатов операции у себя. Поняв, что Игорь “дошел до кондиции” и не окажет серьезного сопротивления, Козлов вышел из комнаты, свалил сына бухгалтера и начал бить его рукояткой пистолета по голове. Шагин приставил к голове Игоря нож и потребовал рассказать, “где в доме сейф, в котором мать хранит документы”. “Ухо отрежу”, - издевался он.

Однако, когда выяснилось, что парень мало чем может помочь и вообще не знает об угольной афере, его стали методично бить ножом - в поясницу, спину, область сердца.

“Что-то нож застрял, дальше не лезет”, - пожаловался Шагин.

“Ногой додави. А ты, гад, за мать свою страдаешь”, - разглагольствовал Козлов.

После того, как Игорь “отключился”, Шагин и Еремин отправились к Преснину на доклад, а Козлов остался в доме, попивая водочку. Именно тогда Игорь и пришел в себя...

До последнего патрона

Отец погибшего обратился с просьбой помочь найти сына к нескольким известным в городе людям. Те, выловив Шагина, узнали адрес, по которому он в последний раз привозил Игоря. Они направились к Козлову. Тот, поняв, что дело пахнет керосином, схватил охотничье ружье и начал отстреливаться.

Одного из пришедших - Зубова - он сразу убил на месте, другие попрятались за надворные постройки. Козлов отстреливался, а когда кончились патроны, ретировался в лес и скрывался там, пока его не задержала милиция.

Сотрудники правоохранительных органов установили личности всех участников группы. Они были задержаны через пару дней. Несмотря на то, что Преснин, Козлов, Гаринов и Шагин не признали свою вину и не дали показаний, Еремин признавался в содеянном лишь частично, сотрудникам отдела по расследованию умышленных убийств и бандитизма прокуратуры края удалось установить роль каждого. В конечном счете запирательство не помогло им избежать обвинения. Всем фигурантам этой истории предъявлено обвинение по нескольким статьям Уголовного кодекса. Теперь их судьбу будет решать краевой суд.