Ему не верили, а он повесился

Говорят, что молодой самоубийца, повесившийся на чердаке дома № 71 на владивостокской улице Кипарисовой, сводить счеты с жизнью вообще-то не хотел.

7 апр. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №572 от 7 апр. 1999

Говорят, что молодой самоубийца, повесившийся на чердаке дома № 71 на владивостокской улице Кипарисовой, сводить счеты с жизнью вообще-то не хотел.

Во всяком случае, так думают его соседи, которые не раз слышали от Алексея - мол, повешусь, - но не принимали его намерений всерьез, будучи уверенными, что жуткие слова рассчитаны на публику и прежде всего на Лешину подругу, по общему мнению, женщину неплохую.

Они жили вместе, и порой в квартире царили тишь и благодать, хотя характер у Алексея, 30-летнего пенсионера по инвалидности, был нелегким. Совсем трудно сладить с ним случалось, если Леша напивался. Тогда ссору слышал, что называется, весь подъезд.

Но вот снова, в который уже раз, вышел скандал, и женщина стала собираться: ухожу, мол, не могу больше! Отпускать ее Алексей не хотел и, как обычно, пригрозил: “Повешусь”. А она ни в какую не желала оставаться. И Алексей отправился на чердак...

Наверное, ждал, что вот-вот подруга вслед за ним тоже поднимется сюда, увидит, что он делает, и раздумает уходить. Кстати, Алексей взял с собой бритву, чтобы в решающий миг перерезать накинутую на шею петлю. Не успел. А любимая женщина запоздала.