Ковыль и море Сергея Горбачева

Многочисленные друзья зовут Сергея Горбачева очарованным странником. Он и в самом деле странник: где только не побывал за десятилетие - и на академической даче в средней полосе России, и в странах Юго-Восточной Азии, и на Камчатке, а уж в разных местах побережья Приморья его знает чуть ли не каждый житель.

31 март 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №568 от 31 март 1999

Многочисленные друзья зовут Сергея Горбачева очарованным странником. Он и в самом деле странник: где только не побывал за десятилетие - и на академической даче в средней полосе России, и в странах Юго-Восточной Азии, и на Камчатке, а уж в разных местах побережья Приморья его знает чуть ли не каждый житель.

На своей яхте Сергей бороздит океан, а потом его кисть щедро дарит морские просторы зрителю. На сей раз картины Горбачева расположились в галерее “Артэтаж”. Будь то Охотоморье или узнаваемая линия берега в заливе Петра Великого, художник пишет море так, что удивляешься его красоте и величию. Постоишь у картины и подумаешь - рядом с великанской мерой и вечностью океана все остальное умаляется. В том числе и человек. Может быть, поэтому его нет в пейзажах Горбачева, они пустынны. Человек в них присутствует бесплотно. Особенно это видно в серии из пяти больших полотен, написанных в последние два года. Ковыль тянется сплошным большим полем, кажется, что чувствуешь колыханье серебряных метелок, и их узор заполняет собой все пространство, в котором есть и едва прорисованные женские фигуры, и очертания того, что могло бы быть сном. Впрочем, эта серия так и называется “Ковыль-трава. Сон”. Сон о вечности, о первозданности природы.

Эти работы материалозатратны, велики по формату, что практически исключает коммерческий интерес к ним. И слава богу! Все его картины возникают исключительно по велению сердца, а не социального заказа. И не напрасно среди художников (даже самых скупых на похвалы) бытует уважительное мнение о Горбачеве: “Он честный!” Эта честность помогает оставаться художнику очарованным - видеть по-своему натуру, тонко чувствовать мир.