С повязкой на глазах

Мне представляется глубоко символичным, что богиня правосудия Фемида всегда с повязкой на глазах.

11 март 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №557 от 11 март 1999

Мне представляется глубоко символичным, что богиня правосудия Фемида всегда с повязкой на глазах.

Подозреваю, что когда в глубокой древности сия дама вознамерилась встать на хлопотную стезю вершителя человеческих судеб, видимо, интуитивно, ну чисто по-женски сознавала, что придется не раз идти на сделку с совестью: и раздваиваться при принятии решений, и быть вопреки духу и букве избирательной. И наконец, карая одних, закрывать глаза на зло, творимое другими.

Дело Григория Пасько. Почти уже легендарное, того гляди и достигнет масштабов Лейпцигского процесса или суда над несчастными супругами Розенберг. Обвинительные речи прокуроров, отводы защитников, сенсационное подключение сети Интернет...

Еще нет приговора (и неизвестно, будет ли он вообще), а Григорий Михайлович уже объявлен узником совести. Такой чести удостаивались лишь академик Сахаров, поэтесса Витухновская и некоторые другие личности.

На подмогу мощной бригаде защитников вызвался Русский ПЕН-клуб, его представитель, отложив все дела, спешно летит из Москвы в Приморье...

Я вовсе не собираюсь ставить под сомнение усилия по защите подсудимого. Даже напротив. Если человек неправедно заключен под стражу, все эти усилия по его освобождению, сколь ни масштабны и ни затратны, в конечном счете будут оправданы.

Но вот какая мысль гложет. На каждом шагу буквально вопиют нарушения закона, а реакция - нулевая. Ну хоть бы один адвокат Нерсесян в перерывах между заседаниями флотского суда побывал у сидящих без зарплаты селян, посетил обманутых вкладчиков селенгов и фондов всех мастей...

Так нет же. Эти дела обречены. Заведомо. Нет, не в смысле их недоказуемости, с этим как раз, думаю, особых проблем Фемида испытывать не будет. Другое дело, что не заметят, не оценят. Ни в ПЕН-клубе, ни в Гаагском суде, ни в Совете Европы. Политического навара кот наплакал, а о правовом и говорить нечего - одна морока.

Что ни говорите, а совсем не случайно Фемида прячет глаза.