Привет от Лиды Стародубцевой

Школа имеет громадное преимущество перед своими выпускниками: она если и стареет, то только внешне, и то при никудышном директоре. Внутренне же она, как правило, юна, чиста, мечтательна и безапелляционна одновременно. Попадая через десятилетия вновь в ее стены, мы тоже становимся молодыми, выискивая в толчее лица одноклассников не в группах равных себе по возрасту “бабушек” и “дедушек”, а среди нынешних ее учеников.

10 март 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №556 от 10 март 1999

Школа имеет громадное преимущество перед своими выпускниками: она если и стареет, то только внешне, и то при никудышном директоре. Внутренне же она, как правило, юна, чиста, мечтательна и безапелляционна одновременно. Попадая через десятилетия вновь в ее стены, мы тоже становимся молодыми, выискивая в толчее лица одноклассников не в группах равных себе по возрасту “бабушек” и “дедушек”, а среди нынешних ее учеников.

В средней школе № 9 поселка Сибирцево я не учился, но когда прочитал опубликованное в нашей газете объявление о том, что нынешние ее ученики и учителя приглашают выпускников на юбилейный вечер встречи, засобирался в командировку. Позвонил матери: “Твоя школа отмечает 60-летие, ты училась там с первых лет ее образования...”

Мама поехать в свою родную Манзовку не смогла. Просила передать всем приветы. Стала перечислять имена и фамилии учителей да осеклась: “Если жив кто еще, мне-то уже за 70. А из одноклассников, думаю, должен приехать Юрка Зырянов. Он после института учительствовал в нашей школе, а когда ушел на повышение - курировал ее работу”.

Нынешнюю девятую выпускникам первых послевоенных лет, конечно же, не узнать. Она выросла на этаж, расширилась, появились огромный актовый и спортивный залы, просторная столовая, новые кабинеты и классы. Много меньше стало деревьев вокруг - одни тополя умерли, другие стали жертвой большой стройки-реконструкции. Новые деревья еще не успели подняться. Но вечер удался, всем понравился. Замечательные ведущие - учителя и ученики сделали его вечером воспоминаний, воздав должное тысячам выпускников.

- А помнишь? А знаешь, как я тебя любил?!

Воспоминания продолжались и после окончания торжественной части, когда в классах сдвинулись столы и периодически позванивали стаканы с шампанским, коньяком и водкой. Вот несколько фрагментов тех воспоминаний:

- Школу, как и все сооружения Манзовки, строили “БАМовцы” образца 1935-1937 годов. Классы штукатурил и белил церковный хор во главе с батюшкой. Штукатурят... и поют. И хорошо пели!

- В годы войны копали картошку на полях колхоза “Красное знамя”, собирали в тайге лимонник и виноград для лечившихся в госпитале солдат. Десятиклассник Коля Хаблак за работу на комбайне был награжден медалью, а Юра Зырянов, между прочим, учил меня курить, а позже - преподавал географию. Оба жили в интернате, который размещался в бывшей столовой НКВД.

- А как грызли гранит науки первоклассники 1947 года! Если у кого оказывалась тетрадь, то линеили ее сами “вкосую”, другие делали тетради из оберточной бумаги, писали на книгах. Чернила давили из ягод бузины. Школьные принадлежности носили в торбочках (сумках-побирушках) или в противогазных сумках. Был страшный голод, а когда отменили карточки, на новогодней елке нам дарили кругленькие карамельки, галеты и подмороженные яблоки - их многие видели и ели первый раз в жизни.

- Перед очередными выборами, в конце февраля - начале марта, десятиклассники шли на лыжах в поход по Даубихинской (Арсеньевской) ветке: лекции плюс концерты самодеятельности для рабочих - железнодорожников на разъездах и станциях.

- На спектакле в год 150-летия Пушкина роль поэта играл Юра Мынкин. Ночь перед выступлением он спал с бумажками и тряпочками на голове (бигуди тогда не было) - стал кудрявым. Бакенбарды из шубы приклеил столярным клеем! Как отрывал он их!

- Весной и летом ходили в сопки за подснежниками, багульником, ландышами, пионами, саранками для девочек. Собирали металлолом, выращивали кукурузу и свеклу...

- А по “великому Сталинскому плану преобразования природы” сажали лесополосы по обеим сторонам железной дороги. Помнишь уроки вождения школьной полуторки и деповского “ЗИС-5”? До сих пор удивляюсь: все столбы и заборы остались целы.

Много разного вспомнили бывшие школяры. Но вот еще несколько строк из письма выпускника 1957 года Валерия Мынкина: “Мне повезло с учителями, и я очень им благодарен за хорошую подготовку. В институте на багаже школьных знаний по многим предметам (особенно немецкому языку) получал только “автоматы”.

Эта школа действительно всегда славилась своими учителями. И не случайно многие ее выпускники работают преподавателями в вузах и школах края, и каждый третий нынешний ее учитель - собственный выпускник.

... А Зырянов, мама, вероятно, тоже не смог приехать. Как и другие твои одноклассники. Но школа по-прежнему, вопреки прошедшим десятилетиям, остается молодой. И это не последний вечер встречи. Не последнее свидание с юностью.