Старость... на продажу

У меня украли кошелек с деньгами и документами. Это случается со мной не часто - второй раз в жизни. Факт сам по себе не из приятных, что тут говорить. Впрочем, этот “катаклизм” местного масштаба не только добавил в кровь адреналина - он со всей очевидностью показал, как изменились времена, мы сами и наши нравы за последние 15 лет.

10 март 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №556 от 10 март 1999

У меня украли кошелек с деньгами и документами. Это случается со мной не часто - второй раз в жизни. Факт сам по себе не из приятных, что тут говорить. Впрочем, этот “катаклизм” местного масштаба не только добавил в кровь адреналина - он со всей очевидностью показал, как изменились времена, мы сами и наши нравы за последние 15 лет.

Тогда, в пору моей студенческой молодости, пропал только модный “дипломат”. Его благополучно “увели” на почтамте, пока отправляла бандерольку подруге к дню рождения. Спустя 1,5 часа в общежитие доставили инкогнито весь набор документов, включая библиотечную книжку Маркеса “Сто лет одиночества”. Помню, как меня вовсю песочила тогда за “раззявистость” вахтерша баба Маня, потчуя чаем с домашними пирожками.

Во время последнего происшествия “увели” только что полученную зарплату, причем накануне дня рождения. На мои сетования переполненный троллейбус вообще никак не прореагировал. Лишь одна женщина бросила сочувствующий взгляд. Может быть, потому что недоставало накала страстей с моей стороны: слез, истерики. А скорее от всеобщей усталости...

Поблагодарив судьбу, что меня, слава богу, не переехало тем самым троллейбусом, поспешила на очередное редакционное задание. Но на этом история не закончилась. 8 марта под вечер раздался телефонный звонок. Пожилой мужчина обрадовал: паспорт находится у него. В ответ на мое ликующее “спасибо” и заверения, что в долгу не останусь, старик грубо и профессионально потребовал солидные “комиссионные”.

Паспорт он, видимо, листал внимательно, упомянул и про 9-летнего сына. Я положила трубку и долго не могла найти себе места. На ум стали приходить разные истории. Вспомнилась старушка, которая, видя, как не могут выбраться из нужды ее дети, и не в силах помочь им, тихо ушла умирать на кладбище. Соседка Клавдия Егоровна, которая за чисто символическую плату берется присматривать за подъездными ребятишками. Егор Кузьмич, бывший фронтовик, который выбирается на оптовые рынки и затем разносит знакомым купленные по дешевке продукты, причем без всяких процентов.

Старость, увы, не обеспеченную государством, каждый все же выбирает себе сам: по сердцу и по совести. Мой неизвестный абонент пошел по самому легкому пути - торговля крадеными документами становится во Владивостоке выгодным бизнесом. Но найдет ли он время задуматься о душе?.. Ведь старость на то и дана.