Ореховый звон по тайге

На улицах Арсеньева после некоторого перерыва вновь появились скупщики кедрового ореха. Этот товар по-прежнему в цене - идет сегодня до 35 рублей за килограмм.

11 февр. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №542 от 11 февр. 1999

На улицах Арсеньева после некоторого перерыва вновь появились скупщики кедрового ореха. Этот товар по-прежнему в цене - идет сегодня до 35 рублей за килограмм.

В одной из “точек” мы разговорились с устроившимися в иномарке покупателями: что заставляет людей в лютые холода двигаться в тайгу, какими маршрутами они идут, как достаются им эти кедровые деньги? Вот есть у них постоянные сдатчики - группа из трех мужиков, так те пешим ходом с утра ежедневно убывают через заснеженные хребты аж за 15 километров от Арсеньева. Регулярно приносят до 20 кило орехов, за что имеют по 200 с лишним рублей на каждого.

А приемщику орехов по-разному воздается. Иной работает от процента с выручки, другой - по твердой таксе: мало ли как с шишкарями станется. Бывает, и день простоишь - ведра орехов не принесут.

Ведь как непролазна сейчас тайга! Снега - по колено. А где виднеется хоть что-то похожее на дорогу, там даже трактором и то не во всякий ее уголок влезешь. Сподобился народ: лезут грузовиками с лебедками. Буксует машина - закрепляют трос к впереди стоящему дереву и подтягивают ее к цели хоть на десяток метров. Слышал, и вертолет в одном месте применили: сбросились на керосин десяток мужиков - и айда по орехи. Но “пролетели”. Уж очень сухая зимой шишка, даже мощной лопастной струей не так просто сбросить ее с веток кедрача.

А вот и вовсе криминал. Пятеро шишкарей, промышляя на территории Арсеньевского лесхоза, завалили пилой аж 27 кедров - 32 кубометра отборной деловой древесины. Но были задержаны спасским участковым рыбинспектором. Природоохранные органы оценили ущерб приморской фауне почти в 20 000 рублей. Заведено уголовное дело.

Но вот тех, кто, говорят, промышляет с помощью сверла и динамита, - никак не поймают. Да, и такое ноу-хау появилось в технологии добычи кедровой шишки. Тряхнут дерево взрывом - и все внизу.

Много все еще шишки в лесу. И паданки, и висящей на деревьях. Много и народа при Сихотэ-Алине безработного либо не получающего плату за свою работу. Сотнями из города и окрестных районов по-прежнему выбираются в его отроги на свою рублевую удачу. Житие заставляет. Не загубили бы тайгу только...