Мальчиш-Кибальчиш литературы

Сегодня исполняется 95 лет со дня рождения знаменитого детского писателя Аркадия Гайдара. Не одно поколение советских ребят зачитывалось повестями “Р.В.С.”, “Школа”, “Судьба барабанщика”, “Тимур и его команда”, по праву считающимися золотым фондом отечественной детской литературы.

22 янв. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №531 от 22 янв. 1999

Сегодня исполняется 95 лет со дня рождения знаменитого детского писателя Аркадия Гайдара. Не одно поколение советских ребят зачитывалось повестями “Р.В.С.”, “Школа”, “Судьба барабанщика”, “Тимур и его команда”, по праву считающимися золотым фондом отечественной детской литературы.

В революцию Гайдар вошел почти мальчиком - в 16 лет командует полком, совсем молодым берется за перо. Все это хорошо известно и многократно описано. Гораздо меньше знаем, что его писательская биография связана с Дальним Востоком.

В 1932 году начинающий писатель приезжает в Хабаровск и здесь работает разъездным корреспондентом газеты “Тихоокеанская звезда”. Есть сведения, что по командировке навещал Приморье. Его очерки выделяются оригинальным, чисто гайдаровским восприятием окружающего мира.

Что занесло Гайдара в столь далекие края? И вообще, чем объяснить метания внешне благополучного юного рыцаря революции? Ведь кроме Хабаровска он за сравнительно короткое время успел поработать в газетах Перми, Архангельска, не раз наезжал в столицу.

Долгие годы нам преподносился образ этакого восторженного романтика, решившего объездить всю страну, чтобы обогатиться жизненным опытом да побольше узнать о социалистическом строительстве. И только совсем недавно мы узнали, что была и другая, оборотная сторона медали.

Гайдар настолько буквально воспринимал (и проводил в жизнь!) идеи переустройства “старого мира”, что его то и дело заносило. Чего стоит хотя бы недавно вскрывшийся случай расстрела в начале 20-х годов отрядом ЧОНа под командованием Гайдара группы зажиточных сибирских крестьян. Акция была настолько жестокой и немотивированной, что даже чекисты вынуждены были его “остановить”.

С годами пришло осознание случившегося, да и сама действительность, никак не вязавшаяся с декретами и манифестами, обещавшими скорое пришествие всеобщего благоденствия, спустила с революционных небес. Как человеку, все еще искренне верящему в идеалы революции, ему ничего не оставалось как пуститься в “бега”. В поисках жар-птицы революции...

Как совместить суровый революционный опыт с тончайшим, поистине целомудренным восприятием детского мира? Не могу поверить, что “Голубую чашку” написал человек, на совести которого массовые убийства.

Когда перечитываю гайдаровские повести, мне почему-то кажется, что прекрасными, в высшей степени одухотворенными образами Альки, Мальчиша-Кибальчиша Гайдар хотел искупить свою вину. А может, и всей революции, в которую он так безоглядно поверил...