“Мое дело...”

Многие ли из вас смогут сказать такие слова? Уверен, что нет. И тем более странно слышать их от парня, которому едва исполнилось восемнадцать. Он не из тех, что “гнут пальцы” в ресторанах, шумно пропивая легкие деньги. Не угрожающе немногословный мордоворот - мафиозная “торпеда”. И даже не хамоватый торгаш, сколотивший “первую штуку баксов” на китайских тряпках. Просто человек с головой на плечах и естественным желанием жить по-человечески - абсолютно нормальный. Студент физмата МГУ.

22 янв. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №531 от 22 янв. 1999

Многие ли из вас смогут сказать такие слова? Уверен, что нет. И тем более странно слышать их от парня, которому едва исполнилось восемнадцать. Он не из тех, что “гнут пальцы” в ресторанах, шумно пропивая легкие деньги. Не угрожающе немногословный мордоворот - мафиозная “торпеда”. И даже не хамоватый торгаш, сколотивший “первую штуку баксов” на китайских тряпках. Просто человек с головой на плечах и естественным желанием жить по-человечески - абсолютно нормальный. Студент физмата МГУ.

“Владелец заводов, газет, пароходов...”. Это тоже не про него, хотя газета у него действительно имеется. А также два магазинчика-бутика - в Москве (где он, собственно, сейчас и живет - приехал во Владивосток отметить день рождения c друзьями) и небольшая кафешка в районе Измайловского парка. Итак, Дима Кереенко - восемнадцатилетний бизнесмен.

- Все началось со случайности. Еще здесь, во Владивостоке, я работал по компьютерной части. Обычный заработок для увлекающегося техникой пацана. Собрать-разобрать, апгрейд, ремонт... Деньги получались неплохие, но все как-то не хватало. Знаешь, я всегда отличался повышенными запросами, может, даже жадностью немного. И вот однажды, когда я сидел в фирме и налаживал какое-то барахло, услышал разговор нашего шефа с Москвой. Вы, наверное, знаете, что большинство компьютерных фирм в нашем городе работают через Москву. Сидят там верные люди и пересылают сюда технику. Об этом и шел разговор - ругань по поводу непоставок и бракованных процессоров. Так бы и прошло все это мимо ушей, если бы не обстоятельства, из-за которых моя семья должна была уехать в столицу. Военные у меня родители...

...Тогда я пошел к шефу и сказал, что так, мол, и так, почему бы вам не работать через меня. Начальник заинтересовался и дал добро. Тогда я пошел еще в две знакомые фирмы и предложил то же самое. Опять согласие. Уже в Москве я прикинул прибыль от трех пятнадцатиминутных разговоров. Вышло что-то около тысячи двухсот долларов в месяц. При том что каждая из фирм платила довольно мало - просто предполагаемый объем поставок давал право на оптовые скидки.

Через некоторое время система стала сбоить. Что-то юридическо-налоговое. Владивосток работал уже в обход меня, и заработок обнулился. На руках у меня оставалось более десяти тысяч. Я еще занял у всех, у кого было можно, и открыл бутик на мамино имя.

Скажу одно: после Владивостока Москва - просто рай для предприимчивых людей. Знаете, там множество наших, которые зачастую держатся друг друга, причем все они так или иначе, но одинаково успешно делают деньги.

Самое любимое занятие - сидеть в своем кафе, потягивать томатный сок и болтать с постоянными клиентами. Многие из них мои однокурсники. Первокурсники. Дети...

Какое самолюбование, скажете вы. Да кто он такой? Отвечаем - человек, который смог сделать себя сам. Головой своей. И не кажется ли вам, что анекдоты про новых русских отдают банальной завистью неудачников? Или вы считаете, что в наше-то время глупый человек действительно может заработать на масло поверх хлеба?