Ъ знает все

- Мы вот вчера с Гумилевым разговаривали - со Львом, - делился со мной впечатлениями от рождественского сеанса по вызову духов бывших великих студент ДВГУ Коля.

22 янв. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №531 от 22 янв. 1999

- Мы вот вчера с Гумилевым разговаривали - со Львом, - делился со мной впечатлениями от рождественского сеанса по вызову духов бывших великих студент ДВГУ Коля.

- А почему не с отцом его, Николаем?

- Потому что в это время его вызывала 911-я комната! Ты знаешь, а Маяковский меня нехорошим словом обозвал и посоветовал не пить водку, иначе остаток своих дней буду проживать в одном из сибирских городов.

Я был поражен: неужели наши просвещенные студенты так суеверны? Хотя все это показалось интересным. В конце концов мне ведь тоже экзамен по русской литературе сдавать, а тут такой шанс - проконсультироваться у самого Горького. И мы решили снова собраться и за один спиритический сеанс разобраться во всех своих проблемах. Мы - Таня, Лера, Вика, Леня, Саша, Коля, Макс, Лысенький, Миша и я - стали готовить стол для сеанса. Гриппующий на кровати Женя из-под одеяла периодически заказывал свои вопросы к духам. Миша и Лысенький оказались скептиками: ну что, когда там ваше ток-шоу начнется? Глюк это все!

Нарисованный с обратной стороны плаката алфавит, дополненный словами “да-нет” и числами, две свечки да блюдце, в прошлый раз помеченное с краю черным крестом, - вот и все наши атрибуты.

Ровно в полночь блюдце погрели на свечке, поставили на “карту”. Потушили свет. Кореевед Саша прикоснулся к нему руками с одной стороны, я - с другой. “Дух, приди к нам!” Блюдечко стало медленно двигаться. Что за чертовщина? “Биополем же действуем, - научно пояснял опытный товарищ, - я вот после вчерашнего так ослаб, что полдня отсыпался”. “Ерунда, - не мог угомониться материалист Лысенький, - один из вас отталкивает, а второй придвигает - вот и получается движение”.

Но как бы там ни было - с помощью биополя или потусторонних сил, - мы приготовились общаться. Сначала пробовали вызвать духов умерших музыкантов - Иэна Кертиса и Джими Хендрикса, потом - Маяковского и Есенина. Но блюдце молчало. И вдруг при очередном взывании к духу оно дернулось и после вопроса: “Ты кто?” указало... на твердый знак. Наверное, он контролирует наше общежитие.

“Можно с тобой пообщаться?” Блюдце двинулось к отметке “Да”. И захватывающий диалог начался.

Ну что интересует студентов в сессионную пору? Правильно: в какой день сдам экзамен, что у меня будет по “госстрою Кореи”, получу ли “тройки”, уложусь ли в сроки сессии? Дух Ъ трудился в поте лица.

“Скажи, пожалуйста, дух, похожа ли на меня та еврейка из Хабаровска?” - наконец растолкала парней Лера. “Нет”. Раздался хохот. “Что вы смеетесь - для меня это очень важно, - девушка отошла от стола. - А ведь что-то в этом есть. Даже если это и неправда, все равно успокаиваешься психологически”. “Да и подстраховаться можно - узнал у духа, как все будет, меньше потом беспокоишься”, - согласился с ней филолог Коля, узнавший в эту ночь, что Франции на каникулах ему не видать как своих ушей.

Парни на спиритическом сеансе так ревностно и скрупулезно копались в проблемах своей личной жизни, что напоминали девчонок, гадающих на ромашке. “Она меня бросит? Не забеременеет ли? Это все из-за той ссоры? Мы будем с ней вместе на каникулах?” Коля все время хотел спросить, что о нем думают девушки. Ъ отвечал что-то несуразное. Присутствующие дамы объяснили бы проще.

Парни узнавали имена своих будущих супруг. А кому надоела вся эта бытовуха, переключался на глобальные проблемы, над которыми люди бьются годами, вместо того чтобы узнать все у потусторонних сил: “Замочит ли Америка Ирак? что ждет Россию?”

А потом Твердый Знак расшалился - закрутился без разбора по всем буквам. “Быстрее!” - скомандовали двадцатилетние медиумы. Блюдце стало делать круги на огромной скорости, парни еле успевали держать пальцы. И дух исчез. Появившемуся следом за ним Архангелу было не до веселья. Он предсказал нам довольно мрачное будущее.

Утром один из нас на экзамене получил “тройку”, другой обнаружил пропажу денег, а у меня преподаватель так и не спросил про горьковский роман “Жизнь Клима Самгина”...