Шел трамвай четвертый номер...

Город - живой организм, который ни на одну секунду не перестает функционировать. Мы хорошо представляем его дневную жизнь, но почти не знаем, что же происходит во Владивостоке ночью. Наши внештатные корреспонденты решили восполнить этот пробел и рассказать читателям, как работают и отдыхают владивостокцы в самое темное время суток.

22 янв. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №531 от 22 янв. 1999

Город - живой организм, который ни на одну секунду не перестает функционировать. Мы хорошо представляем его дневную жизнь, но почти не знаем, что же происходит во Владивостоке ночью. Наши внештатные корреспонденты решили восполнить этот пробел и рассказать читателям, как работают и отдыхают владивостокцы в самое темное время суток.

Поздним вечером, замерзая на трамвайной остановке, с особой завистью смотришь на проносящиеся машины... Плохо безлошадному. Но вот и долгожданное средство передвижения, сейчас согреюсь. Однако не тут-то было - металлическая коробка встречает леденящим холодом. При виде жестких деревянных сидений бросает в дрожь, хочется притулиться у кабины водителя, из которой просачивается теплый воздух. Увы, блаженство длится недолго - шумная компания, ввалившаяся в салон, заставляет водителя плотно закрыть дверцу кабины. Ее понять можно, все-таки 11 вечера. Если раньше, как рассказала бывшая вагоновожатая трамвайного депо Мария Ивановна, за спиной чувствовалась поддержка кондуктора, то теперь, с введением бесплатного проезда, и эта эфемерная защита исчезла. На слуху у горожан и история с троллейбусом, который хотели подогнать к “Лесной заимке”, и попытка развернуть на месте трамвай... Таких историй в депо могут рассказать много. Так что водитель не зря плотно закрывает дверь - от греха подальше.

Через пару остановок чувствую себя совершенно окоченевшим, хочется всех облаять. Но тут веселая компания грянула: “Ой, мороз, мороз, не морозь меня...” Голоса вовсе не пьяные, просто радуются люди. Захотелось и самому к хору подключиться, и вроде теплее стало. На Луговой в вагон вваливается группа рыбаков. Ничего себе дорыбачились - ночь почти. Но довольные. Наверное, улов хороший.

Вот и конечная. Скоро буду дома. А как добираются домой те, кто сам развозит припозднившихся прохожих? Хорошо, сказали мне, если муж встретит. Чаще - на служебном автобусе. В этом случае женщины от страха умирают - в подъездах, как правило, лампочек нет. На темной же лестнице опасность подстерегает не реже, чем на ночной улице. По статистике, около 60 процентов убийств происходит именно в подъездах.

Водители трамваев нередко нервно кричат на пассажиров, а те, в свою очередь, раздражаются на водителей. Если бы мы могли понять друг друга. Ехать в толчее или в перемерзшем вагоне, конечно, тяжко. Но каково им на забитых автомашинами трамвайных путях, в тесной кабине, которая вряд ли защитит от разбушевавшегося хулигана? Кажется, только ночью мы можем понять друг друга.