'Сони' спешат на помощь

Кое у кого слово “пожарный” ассоциируется со словом “засоня”. “Да, - не отрицают пожарные, - мы любим поспать, особенно часа в 3 утра. Но по закону подлости именно в это время случаются самые сложные пожары”. К тому же в нашем городе добраться ночью до нужного места совсем не просто - плохие дороги, отсутствие освещения, узкие проезды...

22 янв. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №531 от 22 янв. 1999

Кое у кого слово “пожарный” ассоциируется со словом “засоня”. “Да, - не отрицают пожарные, - мы любим поспать, особенно часа в 3 утра. Но по закону подлости именно в это время случаются самые сложные пожары”. К тому же в нашем городе добраться ночью до нужного места совсем не просто - плохие дороги, отсутствие освещения, узкие проезды...

Мы нормальные люди, нам вовсе не хотелось, чтобы где-то случилась беда, но находиться в пожарной части и не увидеть работу пожарных было бы обидно. В диспетчерской части № 1 телефон звонил часто, однако отсюда выезжают лишь на серьезные происшествия. Пока же вызовы шли на “мелочевку” (то куча мусора загорелась, то дети балуются), поэтому их переадресовывали на другие станции. Пожарные радовались: отсутствие вестей тоже вести. Мы же “рвались в бой”.

Около 11 вечера вместе с начальником караула отправляемся на осмотр пожарных частей города. До чего же они разные! В одной и здание современное, и тренировочная башня есть, а другая располагается в помещении бывших конюшен. Работа между тем у всех одинаковая. Зато нам удалось увидеть учебную тревогу. За 40 секунд все экипажи и машины были в “боевой” готовности. Такое впечатляющее зрелище вселило уверенность - “любимый город может спать спокойно”.

На станцию возвращаемся в начале второго, вроде и поспать можно. Но резкий звонок разгоняет дремоту. Телефон теперь звонит не переставая - и потерпевшие, и свидетели зовут на помощь. Оказалось, загорелся частный дом. На штабном “уазике” мчимся к месту трагедии. Там уже идет борьба с огнем. Пожарные делают все возможное, но гололед не подпускает машины близко к дому. Пригорок, на котором стоит дом,- сплошной каток. Только и видно: взмах руками - и пожарный внизу. Первой струей сбивают пламя на стене дома, кругом непроглядный дым и запах гари. Начинают разбирать крышу. Насыпают песок, чтобы подобраться вплотную к огню. Вот тебе и “сони” - работают так, что мы в восторге не находим слов для комментариев. После такой “атаки” на огонь пожарные мокрые насквозь. Не спасает даже прорезиненная форма. А переодеться не во что - запасную робу не выдают. Поэтому многие берут из дома теплую сменную одежду, ведь с зимой шутить нельзя.

Вернувшись в часть, просим разрешения заглянуть в диспетчерский журнал. Одну из записей переносим в блокнот: “Вечером поступил звонок: из подвала жилого дома идет дым. Прибыли на место, в подвале горел матрац. Под матрацем спал бомж”. Пока мы читаем журнал, пожарные устраиваются в комнате отдыха в надежде урвать для сна пару часов. Тревожный звонок в любую минуту может вновь позвать “сонь” в огненный ад.