Пасько - узник совести

Сегодня во Владивостоке должен начаться судебный процесс над журналистом “Боевой вахты” Григорием Пасько, обвиняемым в государственной измене. До последнего момента его адвокаты жаловались, что японские СМИ, с которыми Пасько сотрудничал, не оказали ему поддержку. Но только что стало известно, что Пасько взяла под свою опеку, может быть, самая авторитетная организация – “Международная амнистия”, которая защищает права политзаключенных.

21 янв. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №530 от 21 янв. 1999

Сегодня во Владивостоке должен начаться судебный процесс над журналистом “Боевой вахты” Григорием Пасько, обвиняемым в государственной измене. До последнего момента его адвокаты жаловались, что японские СМИ, с которыми Пасько сотрудничал, не оказали ему поддержку. Но только что стало известно, что Пасько взяла под свою опеку, может быть, самая авторитетная организация – “Международная амнистия”, которая защищает права политзаключенных.

Amnesty International признала российского военного журналиста Григория Пасько “узником совести”. Как говорится в пресс-релизе Amnesty International, “после тщательного изучения дела Г. Пасько организация пришла к выводу, что он содержится под стражей исключительно за то, что мирно воспользовался своим правом на свободу слова”.

По данным Amnesty International, которая ссылается на адвокатов журналиста, за время содержания под стражей состояние его здоровья резко ухудшилось, у Г. Пасько мог развиться туберкулез.

Закрытый военный суд над Г. Пасько начинается 21 января. В случае признания журналиста виновным ему грозит тюремное заключение сроком до 20 лет.

Amnesty International рекомендует своим сторонникам направлять в Россию письма, факсы, телеграммы, в которых, признавая право властей ограничивать свободу слова в интересах защиты национальной безопасности, настаивать на том, что распространенная Г. Пасько информация не представляла угрозы национальной безопасности России.

Amnesty International призывает в этой связи требовать немедленного и безусловного освобождения Г. Пасько как “узника совести”.