Кипятили и радовались

Еще пару лет назад магазинов серии “секонд-хэнд” (“вторые руки”, или попросту комиссионки), торгующих американской, японской и корейской одеждой, было во Владивостоке не так уж много. Но существующие “секонды” так быстро набрали популярность, что предприимчивые люди наоткрывали таких магазинов чуть ли не в каждом районе. Самые известные на сегодняшний день - “Осака” на Иртышской, “Розовый фламинго” на улице Жигура, “Сакраменто” на Океанском проспекте и “Одежда из Америки” на улице Патриса Лумумбы.

21 янв. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №530 от 21 янв. 1999

Еще пару лет назад магазинов серии “секонд-хэнд” (“вторые руки”, или попросту комиссионки), торгующих американской, японской и корейской одеждой, было во Владивостоке не так уж много. Но существующие “секонды” так быстро набрали популярность, что предприимчивые люди наоткрывали таких магазинов чуть ли не в каждом районе. Самые известные на сегодняшний день - “Осака” на Иртышской, “Розовый фламинго” на улице Жигура, “Сакраменто” на Океанском проспекте и “Одежда из Америки” на улице Патриса Лумумбы.

Торговля шла бойко, несмотря на то, что магазинчики размещались в обшарпанных полуподвалах, отнюдь не в самых людных местах. И хотя считалось, что среднестатистический гражданин предпочитает новую китайскую футболку поношенной американской, в “секондах” одевались всей семьей, приводя затем знакомых. Московский журнал “Столица” утверждал, что в “секондах” одеваются те, кто стремится выглядеть ярко и стильно - необязательно бедные люди. Но все-таки основной клиентурой были здесь студенты и люмпены, привыкшие к джинсам дешевле 200 рублей.

Основным преимуществом одежды б/у оставалось ее качество - американская футболка не разлезается по швам даже после 40 стирок обычным порошком. Китайская же разлезается. А какие красивые японские комбинезончики и пижамы для малышей можно было откопать в куче импортного тряпья! Прокипятить - и радоваться талантам японских швей еще очень долго.

Но вот пришел кризис. Побывав в парочке “секонд-хэндов”, я поинтересовалась: увеличилась ли популярность этих “магазинов для бедных”? (Одна моя американская знакомая говорила, что в самой Америке туда ходят только очень бедные.) Оказывается, да, людей стало приходить больше. А вот покупать стали меньше, да и выбор уменьшился. Еще бы - тряпки-то в Америке (ну и Японии) закупаются на вес, килограмм - три доллара. А что такое килограмм? Рукав от пальто... Теперь детские курточки в “Розовом фламинго” стоят 54 - 89 рублей, дырявые вязаные штанишки и распашонки - 19, замша (как известно, не поддающаяся чистке) - 129, растянутые кофты в “катышках” - тоже 89 (почему не 90?). При этом продавцы почему-то ведут себя как в фешенебельном магазине, предлагая оставлять сумки у входа и сопровождая каждый ваш шаг вдоль вешалок недремлющим оком. Хотя, конечно, за украденные вещи приходится рассчитываться именно им. До штатного громилы-охранника пока ни один “секонд” не дошел, да и вряд ли дойдет. Понятно, что никакие маркетинговые исследования и возгласы недоумевающих покупателей не остановят растущий курс доллара. А значит, нетрудно предположить, что скоро “секонд-хэнды” тихо и мирно закроются. Или перейдут на русский “секонд”, принимая вещи на комиссию. Так уже и делают хозяева магазина “Одежда из Америки” (в связи с переквалификацией им, очевидно, придется сменить название). На плаву пока держится магазин “Сакраменто”, практикующий распродажи (когда дешевое еще больше удешевляется). А в целом посещение “секонд-хэндов” перестало радовать возможностью отрыть нечто необыкновенное вроде футболки от Кензо или новехоньких джинсов Wrangler. Гуд бай, Америка?